Село Покровское: «Отрава» Мамина-Сибиряка

Материал представляет турфирма «Малыш и Карлсон»

В селе Покровском, что в 15 километрах от Режа в середине XIX века жил и служил в качестве диакона дедушка писателя Д. Н. Мамина-Сибиряка Матвей Мамин. Маленький Дима не раз гостил у деда и оставил колоритные описания Покровского, к примеру, в своем очерке «Отрезанный ломоть».

Были у героев Д.Н. Мамина-Сибиряка и прообразы из Покровского, об этом в свое время не раз упоминал местный краевед А. И. Брылин. Например, крестьянка села Покровского по фамилии Абакумова стала Отравой в одноименном очерке.

В реальной жизни эта крестьянка была большим знатоком различных трав и в 1870-х годах отравила трех своих мужей и двух мужей дочери, ну и, вероятно, некоторых мужей своих землячек. За что и была осуждена, и отправлена на каторгу.

Судьба этой героини довольно трагична. Вот как Отраву (Анну Парфеновну) описывает автор: «В запертой на железный болт двери проделано было квадратное отверстие, куда я заглянул. Антоныч услужливо посветил своим сальным огарком, направив полосу света на «содержимых». Холодная представляла узкую грязную комнату с одним окном, заделанным массивною железною решеткой. На полу валялась грязная солома. Отрава, сгорбленная старуха лет семидесяти, сидела на единственной скамейке, по-бабьи подперев голову рукой. Сморщенное старушечье лицо глянуло на нас тусклыми, темными глазами, обложенными целою сетью глубоких морщин. Отрава нисколько не смутилась нашим появлением и только равнодушно пожевала сухим беззубым ртом…

…Молчаливая, точно застывшая фигура Отравы произвела на всех импонирующее впечатление, за нею, вот за этой семидесятилетнею старухой, что-то стояло страшное и внушительное, что знала она одна и что давало ей силы».

А причиной ареста крестьянки-травницы стал вот такой случай.
«…Тогда-то бабенка Анисья, не ладившая с мужем, пришла к Отраве и попросила средствия; Отрава приняла подарки, порылась в своей лаборатории и вынесла необходимую специю в кабацкой посуде. Бабенка Анисья вместе со средствием получила подробную инструкцию, как ей орудовать, но постаралась и двухнедельную порцию выпоила мужу в сутки. Дело происходило на покосе, в страдное время. У мужика поднялась ужасная «резьба», он катался с воем по земле и прямо указал на жену, что она отравила. Сбежались соседи по покосу, ребятишки ревели, Анисья потерялась и во всем повинилась следователю, выдав с головой Отраву».

Женщин арестовали и заперли в волостном правлении. А после отправили в Окружной суд и по приговору — на каторгу. Как говорилось выше, это был не единственный случай отравления деревенских мужиков из всей округи. Вот что говорит об Отраве один из героев очерка.

«У ей, у Отравы у самой, было три мужа: всех стравила, а дочери-то, этой самой, Таньке, всего двадцать третий год пошел. И третьего мужа дотравит… Вторая у ей дочь, значит, выходит, солдатка Маланья, — ну, когда солдат выйдет в бессрочный, и его стравят. Солдат-то сойдутся с кузнецом Фомкой — муж, значит, Танькин, — и каждый раз говорят: непременно нас тёщенька на тот свет напрасною смертью предоставит. Ей-богу, сами говорят! А кривого Ефима кто уходил? Обязательный был старичок… А Пашка Копалухин? А другой Пашка, значит, зять Спирьки Косого?».

В конце рассказа этот же герой жалеет о том, что Отраву отправили на каторгу и рассказывает о её нелёгкой жизни и жизни ее односельчанок.

«Я насчет баб все… У Отравы три мужа было, и зверь к зверю: один косу оторвал вместе с мясом, другой поленом руку ей перешиб, третий кипятком в бане хотел сварить. Это как по-вашему? Тоже у дочери ейной, у Таньки: первый ребро Таньке выломал, второй скулу своротил… Взять опять Анисью, дочь, значит, Пимена Савельича, чего она натерпелась от мужа-то?.. Вышла она из богатого дома за голяка, потому как было по девичьему делу с изъяном… Он, муж-от, в первый же раз, как повели молодых в баню, ногами ее истоптал, а потом уж совсем озверел. Истряслась бабенка… Так оно и пошло у них наперекосых: мимо муж-то не пройдет, чтобы зуботычины не дать, при всем народе много раз за косы по улице таскал; а потом уехали на покос, у ней уж терпенья не стало. Все бабёнки-то, которым невмоготу, завсегда к Отраве шли, а та средствие свое представит и всему научит. Ну, мужикам все же опаска…» Вот такая трагическая деревенская история.

Другие статьи из раздела «Реж и окрестности в литературе и кино»