Легенда об Орловой горе

Древние режевляне: манси

Тысячелетиями по берегам Режа жили племена охотников и рыболовов. Почти две тысячи лет назад в пределах Восточной Азии началось великое переселение народов, которое сильно изменило карту Азии и Европы, их историю. Основное движение происходило через степи, то есть южнее режевских мест. Но движение это было настолько сильным и могучим, что оказывало влияние и на тайгу. Волны пришлых племен забрасывало на север. Здесь они воевали с местными, мирились, создавали семьи, жили и растили детей. Так под влиянием Великого переселения из местных и пришлых племен образовался народ манси, который на многие века стал хозяином режевских мест.

                                                                                         Е. А. Новоселов

Легенда об Орловой горе

Тайга, тайга… На опушку соснового бора вышел Охотник. Невысокий, плотный, в одежде из шкур оленя. За плечами тяжелая котомка, в руках наготове лук и стрела. Бесшумно двигаясь, он зорко осматрел незнакомую местность. Впереди, внизу под самыми ногами била упругой струей неширокая река. Ее левый берег зарос кустарником, а правый – крутым утесом взметнулся в поднебесье.

Рассматривая скалу, Охотник в одной из расщелин заметил нагромождение ветвей, листьев, глины – гнездо. Над ним угадывалась голова крупной птицы. Подняв голову вверх, Охотник увидел парившего над лесом Орла.

— Вот и хозяин! – пробормотал он. – Подождем, посмотрим…

            Ждать пришлось недолго. Сделав круг, Орел резко сложил крылья и молнией метнулся к земле. Писк, возня, и птица вновь взлетел в воздух, держа в когтях тушку зверька.

— Ого! Серьезный добытчик! Мне он нравится! – снова негромко сказал Охотник. – Да и место подходящее… Остановлюсь здесь.

            Охотник быстро и ловко соорудил шалаш у подножия утеса, как раз там, где гнездо. На костре изготовил ужин и с зарей ушел в тайгу. Вернулся поздно вечером и не узнал стоянки. Шалаш разворочен, вещи и посуда разбросаны. Сразу понял: Орел.

— Ну, погоди, стервятник! Жить тебе до утра! – проговорил сердито. – Со мной шутки плохи.

            Рано утром Охотник осмотрел лук, выбрал легкие и прочные стрелы. Вышел на высокий и открытый берег реки. Противник не показывался. Охотник приготовился крикнуть обидные, злые слова, вызвать Орла на равный и честный бой. Вдруг он услышал неясные звуки, доносившиеся со скалы. Охотник прислушался. В негромком орлином клекоте он уловил торжество и радость, нежность и тревогу, жалобный и беспомощный писк. Понял: у Орлов счастливое событие – прибавление семейства. Рука, державшая лук, опустилась.

— Пусть живут и радуются! – решил он. – А ты все-таки получай подарок…

Охотник одна за другой пустил три стрелы. Они воткнулись в основание гнезда, не задев ни орлицу, ни птенца. Подумал: «Стрелы должны предупредить Орла, что с соседом нужно считаться…»

            Орел понял и принял предупреждение. С того дня с молчаливого согласия сторон река стала своеобразной границей двух охотничьих угодий. Правый ее берег – владение Орла, левый – Охотника. Неписаный договор стороны строго соблюдали, под недремлющим оком орлицы птенец рос и развивался. Пришло время, и родители помогли ему встать на крыло. Однажды, где-то ближе к осени, Охотник наблюдал такую картину: три орла, сделав несколько кругов над гнездовьем, улетели на юг… Он проводил их добрым взглядом и в тот же день вброд пересек бывшую границу, не спеша поднявшись на вершину скалы. Оглядывая местность, он замер от восторга. Перед ним распахнулась тайга без конца и края. Сосновые и еловые леса. Их вершины под ударами ветерка, словно живые, раскачиваются, кивают друг другу, набегают волнами. Негромкий говор тайги, будто колыбельная песня, убаюкивал. Лесные просторы тоненькой ниточкой разрезала река. Она полукругом огибала скалу, на которой стоял Охотник.  Водная гладь солнечными бликами резала глаза. Над всем этим необъятным простором – голубая даль. Долго стоял Охотник очарованный, забыв о себе и времени…

— Красота, диво дивное! – наконец проговорил он. – Здесь, рядом с орлиным, совью свое, человеческое гнездо. Чем я хуже Орла?

            Не откладывая задуманное, построил юрту. Когда она была готова, сходил в дальнее вогульское (или иначе мансийское) стойбище и привел жену Илу (на языке ее племени – Домашняя). Стали жить в трудах и заботах. Глава семьи весь день в лесу ставит ловушки на соболей и горностаев, выслеживает оленей и лосей, не боится встречи с медведем. Во всей округе не было более опытного и удачливого, проворного и выносливого охотника. Жена Ила хранила огонь очага, готовила пищу, выделывала шкуры, шила из них одежду и рожала сыновей. Пять мальчиков, пять братьев, подрастая, стали гордостью отца, его с женой утешением в моменты трудностей и утрат.

            Слава о семье, живущей на голой скале, прошла по таежным тропам. Звероловы-добытчики прозвали Охотника Вана Ор-Бар (то есть Иван Большой Орел), а утес – Орловой горой (Ор-Коча). С каждым годом на Орловой горе становилось все теснее и теснее. Сыновья подрастали, рвались в самостоятельный полет. Отец не возражал. Он видел, что парни выносливы и крепки, знают повадки зверей и птиц, умеют настроить ловушки, не струсят, не бросят в беде друг друга. Он сам спустился в долину и выбрал удобные участки для поселения. В излучине реки – старшему Унху (что значило Большой человек), взгорье по левому берегу – второму. К ним стали селиться, подрастая, младшие братья, а также бывалые люди из таежных стойбищ.

            Юрта на Орловой горе опустела. Большой Орел и Ила состарились и в зимнюю стужу один за другим ушли дорогой предков. Сыновья, внуки и правнуки похоронили родителей невдалеке от орлиного гнездовья, которое те сохраняли всю свою жизнь. Жители поселения стали считать за честь упокоить родственников рядом с их могилами.

            Гораздо позднее новые поколения режевлян построили на скале храм. С той поры в округе нет места священнее горы Предков.

            Новое поселение росло и росло. Омываемое рекой Реж, оно и название у реки переняло – Реж. Его жители постоянны в слове и дружбе, надежны в делах и тверды в устремлениях. А еще – верны памяти предков. Без корней, как известно, и полынь не растет.

Нагорный храм – символ Режа, один из красивейших в Свердловской области. С обзорной площадки перед храмом на вершине скалистой Орловой горы открывается изумительный вид на город. 

Можно, перейдя по мосту через Реж со стороны улицы Почтовой и  поднявшись к кладбищу, проследовать не на вершину Орловой горы, а по шлаковому уступу, где прежде была проложена узкоколейная железная дорога, под скалой. С Индустриальной тропы протяженностью около полукилометра открываются широкие заводские пейзажи, виды на город и шлюзы Режевской плотины, плавильный цех никельзавода. Настоящий восторг вызовут скалистые выходы Орловой горы, мимо которой проходит тропа, с расположенной на самой вершине Иоанно-Предтеченской церковью. Скалу составляют разнообразных оттенков змеевики, поищите лучшие образцы этого камня.