5. История города Режа: 1917 — 1953 годы

По книге «Город Реж: 12 поколений» издательства турфирмы «Малыш и Карлсон» http://www.mkt1996.ru Турфирма «Малыш и Карлсон» организует интересные экскурсии по Режу, Среднему Уралу и туры по России для групп школьников и взрослых, подробности на сайте http://www.mkt1996.ru

На главном фото: Первомайская демонстрация 1917 года на улице Покровской, ныне улица Советская. Два месяца назад пала Российская империя, это первый в Реже легальный Первомай

Установление советской власти в Реже. Н. П. Сафонов

В 1917 году произошло трагическое крушение Российской империи (самой глубинной причиной которого, очевидно, были не земельный, рабочий или национальный вопросы, а разрушение ценностных ориентиров, крушение веры), борьба на обломках которой привела к формированию советской власти (силы, которая огромным массам населения дала новую веру, новые ориентиры).

Демонстрация в Реже
С 1917 года массовые демонстрации, посвященные политическим праздникам, становятся важнейшими культурными мероприятиями режевлян на многие годы. Фото у Горкома партии (ныне Администрация городского округа)

После победы Февральской революции в Реже была сформирована новая администрация. Как мы помним в 1870 году в Пермской губернии и ее уездах, в частности в Екатеринбургском уезде, были учреждены органы местного самоуправления – земства, которые имели ограниченное влияние на политику, но в области медицины, образования, развития почты, строительства дорог имели большие возможности. Таким образом для Режа Екатеринбургское земство в этих направлениях сыграло неоценимую службу (это мы также помним). Так вот Временное правительство вводит земское самоуправление и на волостном уровне. На основании постановления от 21 мая 1917 года в России, в том числе и в Реже, прошли первые в истории волостей всеобщие, тайные и равные выборы (проигнорированные большинством населения). В Реже была сформирована волостная земская управа, которая действовала в здании волостного правления (ныне правление райпо по улице Красноармейской). Почти одновременно, также путем прямых выборов в среде рабочего населения (в первую очередь революционной его части), в Реже был сформирован Совет рабочих и солдатских депутатов. После победы Октябрьской революции, в ноябре 1917 года Режевской Совет полностью берет власть в свои руки. Первым председателем Совета становится рабочий-большевик Н. П. Сафонов. Новые власти размещаются также в здании бывшего волостного правления.

Волостное правление в Реже: старинное и современное фото
Волостное правление в Реже сто лет назад и сегодня

Но далеко не все были согласны со столь решительными переменами в жизни общества и государства.

Старая Режевская плотина
Старая Режевская плотина, фото середины XX века

Гражданская война в Реже: в эпицентре боевых действий

Разрушительной волной прошлась Гражданская война по поселку Режевской завод и окрестным землям, невиданного размаха достигло взаимное ожесточение соседей, разбросанных обстоятельствами по разные стороны баррикад: урок для власть имущих о их высокой ответственности за сохранение социального мира.

В годы Первой мировой войны тысячи чехов и словаков воевали на стороне России, так как Австро-Венгрия, в состав которой на положении колонии входила Чехословакия, воевала на стороне Германии. После Октябрьской революции чехословацкий легион решено было эвакуировать из России через Владивосток. В мае 1918 года растянувшиеся от Поволжья до Сибири чехословацкие силы начали антибольшевистский мятеж, который знаменовал начало активной фазы Гражданской войны. Очень быстро красные теряют часть Поволжья, Южную Сибирь и Южный Урал, в июле чехословаки и белогвардейцы ведут наступление на Средний Урал. Именно в это время в середине месяца в 80 километрах к югу от Режа происходит расстрел семьи последнего российского императора Николая II, а в 80 километрах к северу – казнь его родственников. К концу июля 1918 года пали Тюмень, Екатеринбург, в руках белых оказалась вся южная и юго-западная часть Среднего Урала, Зауралье, Северный Урал. Фактически на территории современной Свердловской области у красных на востоке остался выступ Алапаевск – Егоршино – Реж с железнодорожным проездом на запад от Алапаевска через Нижний Тагил и Кушву.

Митинг в поселке Режевской завод, предположительно 1919 год
Митинг в поселке Режевской завод, предположительно 1919 год

На этом направлении оборону ведет Восточная (с 25 августа 1-я Уральская) дивизия под командованием Г. И. Овчинникова. Учитывая, что восточный фронт для большевиков в это время основной, Егоршинский выступ, частью которого был режевской участок фронта, в августе – сентябре 1918 года стратегически являлось одним из главных эпицентров боевых действий. От того насколько долго продержатся красные на Егоршинском направлении, зависело насколько скоро и сильно удастся белым ударить по Перми и далее по красному Поволжью: режевские, егоршинские и алапаевские части давали «товарищам» в Предуралье возможность отдышаться после первых неудач начавшейся Гражданской войны.

Наступление на Егоршино велось белыми с трех сторон, по железнодорожным веткам: со стороны Ирбита, со стороны Богдановича и со стороны Екатеринбурга через Реж. В сторону Режевского завода наступление вели казаки и части 3-го чехословацкого Яна Жижки стрелкового полка под командованием чешского полковника С. Н. Войцеховского.

На Режевском пруду в первые годы советской власти, на правом берегу вблизи плотины
На Режевском пруду в первые годы советской власти, на правом берегу вблизи плотины

Слабое звено. Хохряков, Жак, Филиппов  

Оборону на режевском направлении сперва занимали плохо организованные части режевских рабочих и рота китайских добровольцев (почти все китайцы в этих боях погибли, большинство в плену, после зверских пыток). В результате красные были отброшены к Режу, где наступление белочехов захлебнулось возле взорванного через реку Быструю моста. К красным прибывает подкрепление: отряд П. Хохрякова, части Волынского, первого Горного полка, который разместился в это время непосредственно в Реже (штаб – в доме купца Замятина по современной улице Красноармейской). Часть по воспоминаниям плохо подготовленная, с посредственным руководством. Чуть позднее прибывают части необстрелянного Алапаевского полка.  Важность режевского направления подчеркивает участие в его обороне отряда П. Хохрякова, который с начала революции выполнял самые ответственные задания большевистского руководства. 11 августа в междуречье Талицы и Быстрой ведутся позиционные бои, главным образом в виде артиллерийской дуэли. Один из белочешских снарядов вызвал пожар дома на Осиновской улице в Реже (ныне улица Полякова), огонь перекинулся на другие дома, в результате произошел один из самых страшных в истории Режа пожаров: дотла сгорели около 80 домов.

Вскоре белые отступили. С 13 августа от станции Монетной вдоль железнодорожного полотна до станции Крутиха вновь развернулись упорные бои. Белые возобновили наступление, которое вел авангард чешских войск под командованием штабс-капитана М. Жака. 17 августа Хохряков безуспешно своим примером пытался развернуть бегущих с поля боя красноармейцев: просвистевшая пуля смертельно ранила моряка, который вскоре скончался. Хохряковский отряд покидает фронт и с телом командира по железной дороге переправляется в Реж, а затем поездом через Алапаевск и Нижний Тагил едет в Пермь.

Очевидно, смерть Хохрякова предопределила неблагоприятное для красных развитие событий под Режом. Горный полк был переброшен на Ирбитское направление. Главной силой на режевском направлении становится Волынский полк. Кстати, Богоявленская площадь, позднее детский парк, по подобию Красной площади в Москве едва не стала некрополем: в момент описываемых событий здесь был похоронен командир роты Горного полка М. Филиппов, а площадь – переименована в Площадь павших бойцов. Восьмого сентября большая часть солдат Волынского полка, перебив командиров, перешла на сторону белых, угнав при этом «красный» бронепоезд. Предательство объясняют действием белых агитаторов, а также социальным составом полка, в котором было много выходцев из зажиточных крестьян села Покровского и Режевской волости.

Вид на левобережную часть поселка Режевской завод
Вид на левобережную часть поселка Режевской завод

В результате действий волынцев образовалась двадцатикилометровая брешь. Чтобы ее заткнуть красным пришлось отступать к Егоршино со стороны Ирбита и Богдановича (где перед тем они провели достаточно успешное контрнаступление), снимая с этих направлений боеспособные части Камышловского и 1-го Крестьянского коммунистического полка (позднее знаменитых «Красных орлов»). Далее 11 сентября красным пришлось оставить Реж, закрепившись у села Покровского, где развернулись тяжелые бои (в честь тех боев железнодорожная станция у села носит название «Красные орлы»).

В окрестностях Режа продолжаются бои, красные довольно успешно сопротивляются. Но 20 сентября группа войск полковника Войцеховского прорвалась к Нижнему Тагилу, над Егоршинской группировкой красных нависла угроза окружения: началось быстрое отступление в сторону Нижнего  Тагила.

Повторное установление советской власти в Режевском заводе. Мохов, Карташов, Поляков

Левобережные цеха старого Режевского завода с 1930-х годов стали основой механического завода
Левобережные цеха старого Режевского завода с 1930-х годов стали основой нового механического завода. Фото начала XX века

После захвата 11 сентября 1918 года Режевского завода белогвардейцами, сторонники красных и их родственники были подвергнуты расправам (которые до того имели место в отношении сторонников белых): в Реже и его окрестностях несколько десятков человек было убито и покалечено. Причем наиболее жестокие проявления этих расправ происходили не от новых властей, а в виде самосуда. Правда таких вещей, от которых кровь в жилах стынет (выколотые глаза, содранная с живых людей кожа), до которых доходили в некоторых окрестных селениях, к примеру, в селе Деево, в Реже, кажется, удалось избежать.

В первые годы своей истории механический завод состоял из старых цехов яковлевского завода
В первые годы своей истории Режевской механический завод состоял из старых цехов яковлевского завода, что находились на левом берегу. Вид с правого берега, со стороны никельзавода

В Реже была восстановлена волостная земская управа, в которой работали П. Кропотухин, А. Пузанов и другие. Параллельно в поселке действовала белогвардейская контрразведка, которая размещалась по современному адресу: Советская, 71 (многочисленные пытки и расправы стали частью истории этого дома). Во главе контрразведки стоял бывший начальник местной почты В. Мартьянов. По рассказам, часто он пытал приверженцев большевиков в подвале собственного дома (ныне Большевиков, 11). Причем, били и мучили людей его подручные, сам же Мартьянов, всегда в белых перчатках, с модной плеткой, «интеллигентно» допрашивал избиваемых.

В начале 1919 года в окрестностях Режа формируется партизанский отряд, командиром которого стал И. Л. Мохов. Его база находилась на безлюдном правом берегу реки Реж, в районе ее притоков Быстрой и Озерной. К лету отряд насчитывал до 100 человек. К этому времени в отряде появилось оружие, по преданию, благодаря дезертирам колчаковской армии, возвращавшимся домой, в Сибирь. Когда появилась «зеленка», отряд начал совершать вылазки: под конец партизаны организовали крушение поезда.

Режевской механический завод в первые годы своей истории
Режевской механический завод в первые годы своей истории

В Реж красные вошли без боя 18 июля 1919 года. Накануне белые произвели расстрел заложников, чтобы избежать дальнейших жертв, 17 июля поселок атаковали партизаны. Позднее в честь моховского отряда в Реже появилась улица Партизанская. Сутками позднее в поселок вошел легендарный полк «Красных орлов», по преданию, по улице Поповской, которую позднее по этому случаю назвали Красноармейской. Так в Реже повторно утвердилась советская власть. Председателем нового Совета стал активный участник Гражданской войны П. А. Карташов. А секретарем комитета правящей партии становится П. Е. Поляков, брат легендарного Федора Полякова, первого большевистского лидера в Реже.

Одно из старинных производственных строений на территории РМЗ
Одно из старинных производственных строений на территории РМЗ

В результате Гражданской войны в Реже произошло значительное социальное нивелирование: исчезли целые социальные группы. К примеру, режевские купцы лишились не только домов своих (в которых разместились различные государственные и общественные учреждения), производственных помещений, но и родины (кто-то эмигрировал или переехал в дальние места, с нуля начав биографию). Сильно видоизменилась интеллигенция: к примеру, фактически исчезла старая инженерно-техническая социальная прослойка, на обочине жизни оказались служители церкви.

Реж, улица Красноармейская в 1960-е годы
Реж. Улица Красноармейская в 1960-е годы

 

Хозяйственное развитие поселка Режевской завод после войны. Чуев, Семенова, Шорохов, Лукин

В послевоенные годы по-разному сложилась судьба старых заводских поселений Урала. В одних промышленность пришла в упадок, и такие поселения так никогда и не достигли городского статуса. Другие, на волне НЭПа и, особенно, сталинской индустриализации и Великой Отечественной войны превратились в небольшие или средние города. В этом процессе многое зависело от наличия природных ресурсов и воли высших властей. В Реже также важную роль сыграл человеческий фактор: желание и стремление режевлян возродить крупное производство в поселке.

В 1920-е годы в Реже в эпоху НЭПа происходит рост кустарного производства. Кустари выпускают несложный металлический инвентарь, металлические детали и украшения для жилых домов, рабочий инструмент, посуду, краски, швейные изделия, обувь (в первую очередь пимокатное производство), продукты питания. Важную роль в развитии мелкой промышленности сыграло изменение статуса поселка: Реж в 1923 году становится районным центром, объединившим бывшие Режевскую, Глинскую, Липовскую, Леневскую и Черемисскую волости (согласно новой административной реформе 1923 – 1929 годов вместо волостей и уездов были учреждены районы, включавшие несколько волостей, но, как правило, сильно уступавшие по территории бывшим уездам).

Старейшее в Реже производственное сооружение, первое заводоуправление РМЗ
Старейшее на Режевском заводе и в городе Реже строение, ведущее историю с конца XVIII столетия, на некоторое время становится заводоуправлением РМЗ

Многие режевские кустари начинают кооперироваться, организуя артели. Этому способствовало наличие хорошей производственной базы, доставшейся в наследство от старого завода. Наиболее крупные объединения были созданы в металлообработке. На базе цехов остановленного завода начинают работать «Трудовая артель», выпускавшая скобяные и жестяные изделия, «Режевское промыслово-кредитное товарищество» и «Металлург», производившие предметы ширпотреба (среди руководителей того времени отметим И. Е. Чуева). В марте 1923 года 28 женщин под руководством А. Я. Семеновой (кристально честной коммунистки, до мозга костей преданной делу партии, имевшей какой-то киношный образ) организуют артель под названием «Пролетерка». Считается, что это предприятие стало родоначальником всей существовавшей в советские годы сферы бытового обслуживания Режа. А началось все с того, что 4 женщины принесли с собой швейные машинки и утюги и в бывшем доме купцов Замятиных организовали швейную мастерскую по пошиву одежды. В 1925 году в этом особняке (Красноармейская, 10) для обслуживания детского дома «Пролетарка» открывает первую в Реже специализированную столовую, а в 1926 году на базе предприятия была организована первая в советском Реже парикмахерская, М. Х. Шорохов стал первым ее парикмахером.

Коллектив Пролетарки в Реже
Коллектив режевской «Пролетарки». Третья слева во втором ряду А. Я. Семенова

            В конце 1920-х годов возникает идея возобновить металлургическое производство на Режевском заводе. Артельщики «Металлурга» строят электростанцию и железнодорожную ветку, восстанавливают оборудование, домну, которую вновь задули в ноябре 1930 года. Энтузиазм, радость и гордость по этому поводу были столь велики, что Корепанов в 1931 году написал книгу, получившую символическое название «Реж плавит чугун» (то были последние годы, когда Реж этим занимался): это первая книга о Реже. Для удешевления перевозки руды, которую добывали недалеко от берега Режа, выше по течению, решили лошадей заменить на пароход. Конструкцию первого и единственного в истории Режа парохода разработал технический руководитель завода, мастер на все руки А. И. Лукин, пароход начал курсировать по Режевскому пруду, заменив работу 500 лошадей. Казалось, Режевской завод переживал свое второе рождение, однако, несмотря на энтузиазм рабочих, на их огромное желание сделать домну прибыльной, себестоимость чугуна на новом предприятии оказалась слишком высокой. Из-за нерентабельности в 1934 году режевская домна была остановлена. В 1933 году после восстановления местной промышленности сельский поселок Режевской завод был переведен в категорию рабочего поселка: статус Режа вновь повысился.

Пароход в Реже
Режевской пароход для перевозки руды

 Першинские сокровища. Ананьев, Казанцев, Анчутин

Вторая попытка возродить завод связана с находками геологов. Еще в начале XX века в бассейне Режа были обнаружены никелевые руды: горный инженер Н. Ананьев в 1914 году сообщил о наличии никелевой залежи в разработках старого Першинского рудника (Голендухинского, ныне в простонародье Першинский карьер), который в прежние годы снабжал Режевской завод железной рудой (находится на правом берегу реки Реж, за селом Першино). После исследований начала 1930-х годов геологи пришли к выводу о хозяйственной целесообразности использования месторождения. К тому же в эти годы вблизи Режа было открыто и второе месторождение никелевых руд – Покровское (ныне в просторечье Аммонал).

Одновременно с обустройством и запуском плавильной печи на базе старой домны, начались и работы на Голендухинском руднике. Добыча руды велась дедовским способом, вручную, с помощью лопаты и кайла. Порода и руда из карьеров первоначально поднималась в самоопрокидывающихся тележках, которые тащили лошади. Позднее породу с рудой начали поднимать в шахтных вагонетках, которые тянулись по деревянной эстакаде с помощью лебедки с приводом от дизельного двигателя. Наверху руду выгружали в деревянные бортовые кузова автомобилей ЗИС-5, самых первых автомобилей в Реже. Эти автомобили перевозили руду на рудный двор плавильного цеха. Среди первых в Реже профессиональных водителей (или шоферов, как тогда говорили), которые весной 1936 года закончили в Свердловске специальные курсы, можно назвать В. Останина, Г. Казанцева, В. Игнатова, И. Анчутина и других. Многие старожилы вспоминали, как весной 1938 года один из первых режевских грузовиков, пересекая Режевской пруд от улицы Свердлова в сторону современной автобусной остановки «Набережная», ушел под лед, а водитель едва сумел спастись.

1936 год: выпускники водительских курсов, первые в Реже водители
1936 год: выпускники водительских курсов, первые в Реже водители

От карьера к заводу была реконструирована дорога, которую при подъеме от реки Реж поставили на высокую насыпь и укрепили деревянными лежнями. Через реку Реж вел деревянный мост. От того моста до наших дней дошли три сруба-ряжи, перекрытий же не сохранилось, до сих пор очень хорошо просматривается насыпная дорога (уходит влево перед въездом в село Першино), которая помогла приобрести Режевскому поселку статус города.

Режский никелевый завод: рождение города. Сараев, Мельников, Королев, Волков

После заключений геологов по поводу перспектив Голендухинского рудника, в апреле 1935 года нарком тяжелой промышленности Г. К. Орджоникидзе подписал распоряжение о строительстве в Реже никелевого завода. Именно это обстоятельство послужило причиной установки памятника Григорию Константиновичу по улице Энгельса, но это произошло уже в 1955 году (ныне от того памятника остался один пьедестал), а также причиной появления перед проходной завода короткой улицы Орджоникидзе, ныне часть площади Победы.

Памятник Орджоникидзе в Реже
Памятник Орджоникидзе на улице Энгельса в сквере перед общежитием (ныне сохранился лишь постамент)

На заводе должны были из руд извлекать никель в штейне, который подлежал дальнейшей переработке на Уфалейском никелевом заводе. Строительство шахтной печи решено было начать на базе доменного цеха бывшего чугуноплавильного завода, в правобережной части города. В ноябре 1936 года второе в Советском Союзе предприятие никелевой промышленности выпускает первую продукцию (очень хотели запустить завод к годовщине Октябрьской революции, но по техническим причинам на несколько дней опоздали). Первоначально завод планировался как временное производство, в соответствии с небольшими запасами никелевых руд, поэтому не особо заботились об условиях труда. Потому много было ручного труда (добыча руды, загрузка шихты в печь, погрузка штейна на железнодорожные платформы), устаревшее оборудование (что вело к частым авариям, не редкостью были термические ожоги), перебои с электричеством, высокая загазованность и запыленность: вентиляция в плавильном цехе отсутствовала: электроэнергии не хватало даже на печи, не то что на вентиляцию.

Памятник Орджоникидзе у общежития по улице Энгельса, 19
Памятник Орджоникидзе у общежития по улице Энгельса, 19. Фото 1960-х годов

Очень тяжело дался первый штейн рабочим завода. Сохранились рассказы о героическом поступке П. И. Сараева, который пять раз за ночь падал в обморок от угара сернистым газом. Его вытаскивали из цеха на улицу, угар проходил, и он опять упрямо продолжал свою работу, пока не получил первый штейн. Редкий день кого-нибудь не выносили в обморочном состоянии на свежий воздух.

Во второй половине 1930-х годов были открыты новые запасы никелевой руды Покровского рудника и нового Капарулинского месторождения (с 1967 года место городской свалки). Это позволило увеличить выпуск никеля, сняло с предприятия статус временного производства, что привело к улучшению условий труда. В 1939 году на заводе пущена в эксплуатацию вторая печь, возрастает механизация производственного процесса, в 1940 году появился первый на заводе экскаватор. Так Реж сменил свою «профессию». Он начал плавить металл, имеющий большое значение в производстве качественных сталей. Никелевый завод стал основой для превращения Режевского поселка в город.

В годы Великой Отечественной войны никель приобретает особенно важное значение: металл был обязательной составляющей бронированных орудий и танков (главного оружия той войны). Единственной рудной базой для завода в это время остается Покровский рудник. Получается нынешний «Аммонал» (карьеры Покровского рудника) внес важный вклад в то, чтобы в годы войны актуальными были слова песни «Броня крепка, и танки наши быстры». Вот что пишет С. Гагарин о роли никеля во время войны. «Никель был такой же сложной проблемой для Германии, как горючее, а может, и сложней. Ведь горючее из нефти можно хоть чем-то заменить. Никель же незаменим. Без никеля нет брони. Без брони нет танков. Без танков нет победы…Когда советские танки Т-34 появились на полях сражений, немецкие специалисты были поражены неуязвимостью их брони. По приказу из Берлина первый же захваченный Т-34 был доставлен в Германию. Здесь за него взялись химики. Они установили: русская броня содержит большой процент никеля, что делает ее сверхпрочной. Недостаток никеля в стали привел к тому, что к 1944 году имперские военные заводы вынуждены были изготовлять танковую броню повышенной толщины, и «тигры», и «пантеры», и «фердинанды», одетые в нее, оказались тяжелее и слабее советских танков и самоходок». Таким образом, в годы Великой Отечественной войны Режский никелевый завод входит в число стратегически наиболее важных предприятий Советского Союза. Для повышения производительности по инициативе Л. Мельникова на предприятии развернулось движение фронтовых бригад, которые брали на себя повышенные обязательства: в дальнейшем это начинание подхватили другие режевские предприятия.

Плавильный цех никельзавода в начале истории
Плавильный цех Режского никельзавода в начале его истории

Во время войны многие рабочие ушли на фронт, их заменили старики, женщины и подростки, рабочей силы не хватало. Потому в декабре 1941 года по заводу был издан приказ, согласно которому начальники цехов могли задерживать рабочих на заводе до 20 часов в сутки! На фронт были мобилизованы все заводские автомобили. Для их замены в 1942 году Покровский рудник соединили с заводом узкоколейной железной дорогой, по которой мотовозы начали доставлять на предприятие руду. Лучшими среди забойщиков этого времени были Ф. М. Королев и И. П. Плотников. Одновременно создается внутризаводская система узкоколейных путей, объединившая основные подразделения завода. Мотовозы не только доставляли руду на завод, но осуществляли подвозку шихты к печам, а затем штейна к вагонам МПС. В годы войны завод начинает получать электроэнергию с Егоршинской электростанции, что ликвидировало перебои с электричеством, возрастает механизация производства, увеличивается выпуск продукции. Основным летописцем заводской истории позднее стал инженер Н. В. Волков.

Режевской механический завод. Карпенков, Холин, Садовников, Королев

А на левобережье, на месте цехов старого Режевского завода, в середине 1934 года формируется чугунолитейное предприятие «Сантехника», небольшой завод, юридически относившийся к предприятиям местной промышленности. На заводе отливали оборудование для отопительных и канализационных систем, гири, весы, утюги, подковы, выпускали лопаты, бочки, «лиры» — арматуру для подвесных керосиновых ламп.

Важной продукцией завода были газогенераторные установки для грузовых машин, в основном Горьковского автозавода (ГАЗ-42, модификация легендарного ГАЗ-АА). Эти установки заменяли бензин древесным топливом, которое при горении вырабатывало газ. Водителям периодически необходимо было быть кочегарами, заправляя генераторы чурками, запас которых до 200 килограмм возили с собой. Газогенераторные установки на Режевском заводе продолжали производить и в годы войны (по словам, А. В. Садовникова, в 1942 году по 60 комплектов в месяц).

На бывшей торговой площади в 1930-е годы
Предвоенные годы, народ идет на работу на заводы через базарную площадь, на ней в 1973 году установят памятник режевским умельцам (между двух первых лавок, немного перед ними, как раз там, где рабочие пересекают дорогу), справа на заднем плане строение бывшего Богоявленского храма, в 1930-е годы здесь размещался Дом социалистической культуры

Так возникло второе в Реже градообразующее предприятие, в 1961 году получившее название Режевской механический завод. С тех далеких времен на предприятии работали те, кто позднее напишет историю завода и заводчан: А. В. Садовников, Г. И. Королев. С того времени на заводе появились свои трудовые династии, установилась хорошая традиция почитания и уважения такого явления. Пожалуй, наиболее известна на заводе династия Карпенковых, родоначальником которой стал Григорий Давыдович Карпенков, которому, вероятно, принадлежит самый продолжительный в истории города трудовой стаж – 67 лет.

Важнейшим рубежным этапом в жизни завода стала Великая Отечественная война, превратившая Урал в «опорный край державы». В условиях войны изменился статус многих уральских предприятий, они приобрели стратегическое значение. Перемены коснулись и Режевского завода «Сантехника». Если в начале войны на предприятии выпускали хозяйственный солдатский инвентарь: лопаты, котелки, окопные печи, то с 1942 года перешли на выпуск более серьезной военной продукции. В марте 1942 года предприятие перевели в ведение Наркомата Боеприпасов СССР, завод получил статус предприятия союзного значения и приобрел секретное название – завод № 552. Для роста завода в новом качестве много сделал А. И. Холин, назначенный директором предприятия в мае 1943 года.

Рабочие РМЗ в послевоенный период
Рабочие РМЗ в послевоенный период

В годы войны для Красной Армии на заводе производили снаряды, мины, ручные гранаты, огнеметы. С началом войны многие мужчины-заводчяне ушли на фронт, осваивать новое производство взялись специалисты, эвакуированные из западных областей СССР, а также направленные на предприятие по распределению выпускники вузов. Но в цехах, на подсобных работах в основном трудились женщины, подростки, старики-пенсионеры. Рабочие военной поры оставили воспоминания об условиях труда в этих цехах, напоминавших преисподнюю. Люди трудились, отдавая все свои силы на выполнение и перевыполнение плана. Они осознавали, что своим трудом приближают победу на фронте, помогают своим отцам, мужьям, сыновьям и братьям.

Работали по 12 часов и больше, часто сутками не выходили с завода, ночуя прямо в цехах на теплой стружке, зарывшись в нее. Из-за нехватки стекла окна цехов на зиму забивали фанерой и железом, затыкали тряпками. Из-за копоти и чугунной пыли голые лампочки были почти неразличимы, а лица и руки у всех, кто работал в цехах, были черными, как сажа. Грохот стоял такой, что разговаривать было невозможно, а только кричать. При таких условиях труда питание было чрезвычайно скудным: хлебная карточка в 650 грамм некачественного хлеба, мизерное количество жиров, крупы и сахара – этот набор продуктов позволял влачить полуголодное существование. Вечно голодные люди часто не выдерживали тяжелых условий труда – болели, умирали.

Механический завод в начале своей истории, фото первой половины 1930-х годов
Режевской механический завод в начале своей истории, фото первой половины 1930-х годов, в старейшем корпусе завода разместили заводоуправление РМЗ, на заднем плане заводская домна доживает свой век, совсем скоро ее перестроят в плавильный цех РНЗ

Но даже в этих условиях режевляне не просто выполняли полученные задания, рабочие самостоятельно брали на себя дополнительную работу. В поселке с 1941 года развернулось социалистическое соревнование, массовым стало движение фронтовых комсомольских бригад, которых только на заводе № 552 было создано 16, многие режевляне вносили свои сбережения на выпуск самолетов и танков для Красной армии.

На многих производственных участках исключительно важную роль играл труд подростков от 14 до 17 лет. В нечеловеческих условиях они выполняли непосильные задачи. Об этом сохранились многочисленные воспоминания очевидцев той поры. Г. Г. Четверкин, труженик тыла, рассказывает: «Был среди нас Владислав Левашев, худенький невысокий подросток. Ему было особенно нелегко: отец ушел на фронт, мать умерла. Отработав свои 12 часов и съев полученную пайку хлеба, Владислав уже не видел смысла в том, чтобы идти домой, где у него все равно не было еды, а приспособился спать в углу на теплой стружке. Кто-то обратил внимание комсорга завода на Левашева. Нина Шаманаева пришла в цех и застала его совсем обессилившим, грязным и лохматым. Она пошла к директору, и тот распорядился впустить парня в заводскую баню (ею пользовались не все), выдать ему новую спецовку, а это случалось редко и воспринималось как награда, и выделить дополнительное питание».

Иногда подростки не выдерживали напряженного ритма работы, с ними чаще случались неприятные производственные происшествия, хорошо, если с благополучным завершением. А. В. Садовников вспоминал: «Один из пареньков ремесленников в самом конце смены сел близко к горну и задремал. Потом, как сумасшедший, соскочил и начал бегать. У него загорелись ватные штаны. Мы его поймали и посадили задом в колоду с водой. Сгорели сзади штаны, и ожог получил. В это время заходит начальник цеха и видит
эту картину. Мы думали, что он рассердится, но он, посмотрев сзади на парня,
рассмеялся, и велел выписать ему штаны. Отправили парня домой, пришив к заду
фартук. Кузнецы неделю носили из дома сметану, смешанную с медом, для лечения, а парень не мог сидеть». Наравне с парнями работали девчата. Вот выдержки из рассказа З. Н. Петелиной, трудившейся в военные годы на заводе № 552: «Все военные годы постоянно жили с чувством голода и недосыпания. Нас кормили один раз в день в заводской столовой жидкими щами из гнилой капусты, на второе – та же капуста с чайной ложкой какого-нибудь жира. Кроме того, мы получали 700 граммов хлеба. Это был довольно небольшой кусок – черный, плотный, сыроватый, с овсяной шелухой. Дома тоже продуктов было небогато, да и одевались кое-как. Обидно было, что пришлось обрезать косы: за ними было трудно ухаживать, в магазинах не было мыла. Почему-то в том возрасте девчонки были заметно выше и крепче ребят. Нас нередко снаряжали за дровами. Надо  было прийти на завод за два часа до начала смены и впрягаться в сани. Ребята придумали про нас частушку:

Девок много, девок много,

Девок некуда девать.

Из Москвы пришла депеша

Девок в сани запрягать».

Выпускники 44 школы во время экскурсии по Режу с турфирмой "Малыш и Карлсон"
Выпускники 44 школы во время экскурсии по Режу с турфирмой «Малыш и Карлсон». У Монумента боевой и трудовой славы

В 1973 году на живописном берегу Режевского пруда был установлен Монумент боевой и трудовой славы режевлян. Он установлен в память о победителях нацизма в фронтовых сражениях и в память о тех, кто сумел победить фашистов в экономическом противостоянии, несмотря на то что на вермахт работала едва ли не вся Европа. Это памятник фронтовикам и тем святым подвижникам режевских заводов, кто в годы войны ковал оружие Победы.

Здесь у Монумента обязательно нужно вспомнить о детях той военной поры. Внезапно ушедшее детство, невероятные физические и психические нагрузки, но все вынесли наравне со взрослыми и как взрослые. Иногда не выдерживали… Десятки режевских ребятишек умерли в годы войны, многие от дистрофии, существуют рассказы об уснувших от непосильного труда ребятишках, погибших под ножами сеялок-убийц. Какая новая непостижимая картина той войны: солдаты на фронте, получающие известия из тыла о смерти своих детей.

  1. PS. Действительно, противостояние на фронте лишь отчасти решало исход войны, многое зависело от экономического противоборства: кто сумеет больше и качественней произвести продукцию для фронта. Почти вся объединенная Европа противостояла экономике СССР, лишившейся в начале войны наиболее населенных западных своих территорий. Цена этого противостояния – жизнь будущих поколений. Урал против Рура и юго-западных земель Германии. Свердловск против Дюссельдорфа, Реж против Зиндельфингена, с черным от сажи лицом 14-летний Ваня с завода № 552 против сытого Ганса из кузовного цеха Мерседес-Бенц. Логически исход этого противостояния кажется предрешенным: ресурсы и технологии явно за Германией и Гансом. Но случилось невероятное: уже в 1942 году СССР по выпуску военной продукции сравнялся с Германией, а в 1943 – вышел вперед. Как же это произошло. Ответ кроется в особой социальной организации, которая была создана в СССР в 1930-е годы: благодаря необыкновенному «социальному сжатию» и вере эта организация при гораздо меньших ресурсах, при стремящемся к нулю социальном обеспечении смогла победить. Как сказал один из героев фильма «Судьба»: «А кто слабым был – сильным стал, а кто сильным был – стал еще сильней».
  2. PS. Тогда в 1940-е наш Ванюша с завода № 552 на только мир спас от коричневой чумы, его победа привела к распаду колониальных империй: такие же как он в разных концах планеты поверили в свою возможность противостоять гегемонии западных держав. В этом всемирное значение нашей Победы.

Режевской химический завод. Дрягилева, Ермоленко, Сопина…

В суровом 1941 году началось строительство и третьего градообразующего предприятия Режа – завода № 576, с 1961 года предприятие получило название Режевской химический завод. Завод предназначался для выпуска пороха. С 1941 года ведутся подготовительные работы, возводится жилье, а с 1943 года начинается активная фаза строительства предприятия. Главной рабочей силой становятся советские люди, мобилизованные из западных районов СССР, преимущественно молодые женщины. Также важную роль в строительстве завода сыграли военнопленные поляки, венгры и немцы. Особенно много немцев прибыло после взятия Кенигсберга.

Реж. Школа 44 в 1952 году
44 школа на 5 участке в послевоенные годы

Условия, в которых жили первые строители химического завода были по-настоящему трагические. Рядом с речкой Быстрой (где сейчас Быстринские сады) и железнодорожной станцией Разъезд 75 километр (ныне станция Стриганово) возвели два первых жилых поселка для строителей. Эти поселки состояли из бараков и землянок, которые были рассчитаны на 70 –120 человек, но принимали до 300 рабочих. Жилье оборудовали двумя печками и нарами в два этажа. Перенаселенность, постоянный холод и сырость приводили к частым заболеваниям. Очень скудным было питание. На день – 600 грамм некачественного хлеба и похлебка из гнилой капусты, крапивы или другой травы.  Отрицательную роль сыграло недоброжелательное отношение к поселенцам местных жителей. Большинство режевлян относилось к присланным девушкам, прибывшим с оккупированных территорий, как к предателям, живших «под немцами», «сотрудничавших с немцами». А ненависть к предателям Родины воспитывалась и была у простого населения очень сильна. Именно так относились к поселенцам и местные власти – наравне с пленными. Многие не выдерживали таких условий и умирали, другие –  бежали. Побеги приняли настолько массовый характер, что местная партийная организация принимает решение организовать охрану по баракам в ночное время.

До наших дней сохранились письма мобилизованных на строительство химического завода в годы Великой Отечественной войны, недавно опубликованные В. А. Серебренниковым. Д. И. Ермоленко пишет домой в Курскую область: «…Дорогая мамочка, я болею – но не знаю, буду жить или нет, сейчас я лежу и никому я не нужна, харчи здесь плохие, такие, что у нас и собаки дома не  ели, а мы сейчас кушаем. Дорогая мамочка если бы Вы посмотрели, то вы не узнайте меня, какая я стала худая. Но видно моя судьба такая – погибать на этом Урале. Девчата все разбежались, остались мы с Полей Будяковой обе больные. Пропала моя молодость, мне, наверное, уже не выдержать этой голодной жизни на Урале…».

А вот выдержки из письма П. Е. Сопиной: «… Мамочка тут каждый день самое меньшее мрут по 4 человека, а то и больше, мрут от голода, здесь холод и голод, всё одно к одному. Мамочка не думала я погибать, но, наверное, придётся. Видим мы здесь один лес да землю. Работа наша такая бьём кирками землю на холоду…».

О невыносимых условиях жизни в Реже пишет Е. Т. Андреева: «…Мои родные, жизнь очень трудная, я даже не могу описать, какие трудности я вижу здесь. Кормят в столовой одной крапивой, а работа тяжёлая, грузим дрова. Тут просто смерть голодная…». Ныне в окрестных лесах микрорайона Быстринский есть обозначенные места условных захоронений немецких, польских, венгерских военнопленных, работавших на строительстве завода № 576. Но нет нигде обозначенного места захоронения советских граждан. По воспоминаниям старожилов, это место находится в районе современной бани на Стройгородке.

На экскурсии у памятника режевским умельцам
Первоклашки из Первой школы у памятника режевским умельцам во время экскурсии по Режу вместе с турфирмой «Малыш и Карлсон»

В годы войны завод № 576 так и не заработал. В 1946 году его строительство было законсервировано. Эвакуированное из центральной России в годы войны оборудование, пролежало на месте выгрузки, и его вернули обратно под Тулу. На базе построенных объектов был организован склад для хранения импортных порохов. Лишь в феврале 1955 года предприятие выпустило первую партию пороха, это время считается датой рождения Режевского химического завода. Почти с самого начала на заводе работала З. В. Дрягилева, главный летописец предприятия.

Улица Калинина – заповедник сталинского классицизма

Самое масштабное жилищное строительство в Реже в военные и первые послевоенные годы происходило в районе строительства химического завода, Быстринском. Сначала землянки и бараки, затем бараки «улучшенной планировки» на 5-м участке. Сразу после войны – несколько каменных сталинских двухэтажек на 6-м. В 1930-е годы подобные комплексы создавались во многих городах и поселках, имевших перспективу. Вероятно судьба Режа в это время (город, поселок или село) все еще была неопределенна. Как бы то ни было, но здания с элементами сталинского классицизма в центре города единичны, все они построены в 1950-е годы. А вот на 6-м участке (Быстринском) мы можем наблюдать целый ансамбль в виде участка улицы Калинина. Это самый большой в нашем городе заповедник провинциального сталинского классицизма.

В "сталинском квартале" поселка Быстринский города Режа
Первый капитальный дом «сталинского квартала» поселка Быстринский
Фронтон с датой "1945" первого капитального дома в поселке Быстринском города Режа
Капитальное домостроение в Реже при Сталине ведется преимущественно в поселке Быстринском

Самая длинная улица Режа (ее протяженность 3300 метров) застраивалась во второй половине 1940-х годов. В 1946 году скончался Председатель Верховного Совета СССР М. И. Калинин, 7 октября 1948 года Режевской исполком принял решение наименовать главную улицу вновь выстроенного поселка Быстринский в честь «всесоюзного старосты», тем самым, увековечив его имя.

Рождение города

Почти не оставив градостроительных ансамблей эта эпоха дала жизнь трем градообразующим предприятиям, предопределившим экономическую специализацию Режа, его планировку и дальнейшее строительство. Рождение трех предприятий, которые имели важное стратегическое значение, повысило статус Режевского поселка. 5 февраля 1943 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Реж был преобразован в город районного подчинения. Так произошло рождение нового города. Такая вот у Режа судьба: Великая Отечественная война, превратившая Урал в «опорный край державы», дала рождение новому городу. Также весьма любопытно следующее обстоятельство: бурный рост города был непосредственно связан с участием СССР в «холодной» войне.

Облик города. Горсовет и горком. Руководители Режа. Бурбулис, Игнатенко, Полякова

Так из года в год Реж рос и развивался, выпускал все больше промышленной продукции. Но, несмотря на это, в тот период больше походил на огромное грязное село: деревянные по преимуществу домишки, разбитые дороги, грязь, дощатые тротуары, на центральных улицах масса домашних животных. От села Реж отличали промышленные сооружения, полное отсутствие зелени на улицах и обилие шлака. 1920 – 1940-е годы практически не оставили после себя в городе памятных сооружений. Вторая половина XIX столетия во внешнем облике Режа представлена лучше, чем послереволюционная эпоха. Тяжелое, трагичное и героическое время предполагало абсолютную экономию на социальной сфере: все – для индустриализации, а затем, все – для Победы. Бараки и времянки, выстроенные при такой экономии, до нашего времени частично сохранились, однако, очевидно, доживают свой век.

Властные поселковые органы, магазины, школы, больницы размещались в купеческих особняках и других дореволюционных строениях вплоть до середины XX века: начиная с этого времени некоторые пропишутся в новых зданиях, но далеко не все. Местный Совет большую часть своей истории находился в бывшем доме заводоуправителя, в здании с куполом на набережной. А вот для местного комитета коммунистической партии в 1950-е годы у бывшей церковной площади по улице Красноармейской было отстроено новое просторное здание (ныне администрация города). Оно как бы воплощало собой новый центр этой «властной» площади, новый «храм».

Горком партии один из лучших образцов советского классицизма в Реже
Реконструкция режевского центра началась со строительства Режевского Горкома партии в 1956 году

Руководители Режа в этот период сменялись довольно часто, тем не менее среди них было много сравнительно ярких фигур. Л. К. Бурбулис руководил партийной организацией города в начале 1930-х годов, с его именем связано развитие спорта в Реже, первые спортивные состязания в поселке, первые спортивные победы на уровне области. С 1934 по 1937 год районный комитет ВКПб возглавлял З. В. Игнатенко, сыгравший большую роль в пуске никелевого завода, который предопределил превращение поселка в город. Среди руководителей советской власти можно назвать председателя местного исполкома  начала 1930-х годов К. Е. Полякову. С ее именем связано появление первого в Реже детского садика, последняя попытка возрождения домны Режевского завода, в то же время – проведение в районе политики раскулачивания: через утверждение Клавдии Егоровны все списки из сельсоветов направлялись в округ. Образ руководителя этого времени: человек из народа возрастом до 40 лет или чуть старше, комиссарская одежда, военный стиль, недостаточное образование, большая воля, грубоватый стиль общения.

Памятники В. И. Ленину, И. В. Сталину и К. Е. Ворошилову в Реже

около 1960 года памятник Сталину в Реже
Памятник И. В. Сталину в Реже в районе современного сквера за ЦКиИ, слева здание бывшего волостного правления

Основным градостроительным символом той эпохи стал памятник В. И. Ленину, установленный в 1940 году на бывшей Богоявленской площади (бетон, тонированный под бронзу), тем самым окончательно застолбленной новой властью в качестве главного политического центра поселка. Памятник типовой. Во второй половине 1930-х точно такие были поставлены в нескольких городах и поселках Советского Союза: в провинциальном Плавске, в небольшом тогда, но крупном сегодня Тольятти (Центральный парк) и в большом Омске на его центральной площади.

Памятник Ленину в Реже
Памятник Ленину в 1960-е годы, в детском парке между зданиями техникума и 5 школы (за памятником видна школа), в 1969 году памятник переставят на то место, где сейчас находится постамент с бюстом В. И. Ленина

Но типовые памятники тиражировались в то время, как правило, со знаменитых оригиналов. Лишь немногие скульпторы были допущены увековечивать образ вождя. Одним из них был Г. Д. Алексеев, скульптор и художник близкий к передвижникам начала XX века. Соавтор популярного пособия по геометрии начала столетия, эмблемы Осоавиахима (общественно-политической организации, позднее ДОСААФ). В 1918 году он первым сделал натурные зарисовки Ленина в его рабочем кабинете, чем заслужил славу хорошо знающего первоисточник своих работ. В 1919 году создал один из первых бюстов Ленина, а в 1924 году – самую первую статую Ленина «Вождь призывающий», которая вошла в тираж с середины 1920-х годов. В 1930-е годы в тираж вошли чуть подправленные версии алексеевского первоисточника, один из новых памятников был установлен в Реже.

Памятник Ворошилову в Реже
До середины 1960-х на месте будущего Монумента и площади Победы в Реже находился памятник К. Ворошилову и старое здание бывшего Успенского храма (на фото слева видна часть светлого строения)

В этот же период на месте за современным ЦКиИ (на бывшей торговой площади) был установлен памятник И. В. Сталину, в районе нынешнего Монумента боевой и трудовой славы – памятник К. Е. Ворошилову. В начале 1960-х годов, после обличительного для двух последних лидеров XXII съезда КПСС, эти памятники были демонтированы. По рассказам, обломки памятника Сталину долгое время валялись на берегу пруда у школы № 3. По другому сложилась судьба памятника Ленину.

У памятника К. Е. Ворошилову в Реже
У памятника К. Е. Ворошилову в Реже, район современной площади Победу у Монумента

Радио, телефон, транспорт и электричество в Реже. Ведерникова, Останин, Карташов

На бывшей торговой площади Режа в 1930 году появилось первое  в поселке радио: на столбе (в районе нынешнего сквера у памятника умельцам-основателям завода) установили черную тарелку – громкоговоритель. Послушать радио собирались толпы зевак, в том числе и крестьяне из окрестных сел и деревень. Вскоре радио появляется в частных домах поселка. Первый и наиболее распространенный вплоть до 1960-х годов домашний громкоговоритель – репродуктор «Рекорд», в виде черной тарелки. В годы Великой Отечественной войны после приказа о сдаче гражданами радиоприемников и радиопередатчиков (июль 1941 года) «Рекорды» становятся единственным источником радиоинформации в домах простых режевлян. Первые радиоприемники (П-7) появляются в Реже в 1930-е годы, но распространение получают уже после войны. Для прослушивания радиопередач использовались наушники. Кстати, в это же время (в послевоенный период) в Реже получают распространение патефоны: пластинки слушают дома, но очень часто устройство выставляли в окно, организуя на улице танцы.

Установка радио в Реже
Установка радио в Реже

В 1925 году в Реже открылась городская телефонная станция. Телефонами, в отличие от дореволюционного времени, обзавелись многие местные организации. Телефонная связь осуществлялась через коммутатор посредством ручного соединения телефонных линий. Для соединения с абонентом нужно было вызвать телефонистку поворотом ручки телефонного аппарата. Известно имя первой режевской телефонистки — это А. С. Ведерникова. Первые годы в отношении телефонисток частыми были замечания за то, что «приводят с собой посторонних», занимают линии частными разговорами. Именно с этого времени завязалась дружба телефона и режевских женщин, со временем эта дружба переросла в любовь, которая действительно кажется неподдельной и вечной.

Реж: фото 1930-х годов, на заднем плане бывшее заводоуправление
Фото 1930-х годов, на заднем плане бывшее заводоуправление, в те годы режевская школа № 5

Почти два столетия, до середины XX века в Реже и районе лошади принадлежала основная роль в перевозке людей и грузов. Еще в 1960-е годы лошадь, запряженная в телегу, была обычной картиной городских улиц. Даже для городского и заводского руководства вплоть до конца 1940-х годов гужевой транспорт считался основным. Для этого животных запрягали в «цивильные» сани (кошевки) или телеги (ходки). Из многочисленных кошевок военного времени старожилам запомнилась одна, принадлежавшая механическому заводу. На ней белыми буквами было написано «Скорая помощь». Кто-то скорее всего решил пошутить над заведующей заводским здравпунктом С. М. Куперман, которая оказывала помощь на дому заболевшим работникам завода. Сегодня памятником гужевому транспорту, памятником лошади служит извилистый и весьма опасный подъем от реки Быстрой (со стороны Быстринского) в сторону Гавани: напрямую груженой лошади преодолеть такой подъем было сложно.

1937 год, ГАЗ-А, первый в Реже легковой автомобиль
1937 год, ГАЗ-А, первый в Реже легковой автомобиль

Но уже в это время в Реж приходит «лошадиная смерть» — автотранспорт. Первые грузовики, как мы помним, появились в Реже на никелевом заводе в 1936 году, среди первых водителей В. Останин. А вот первый легковой автомобиль, по преданию, проехал по улицам поселка после захвата его белыми в 1918 году. Своя же легковушка по уточненным данным появилась в Реже в 1937 году: это был служебный автомобиль горкома партии, на котором работал В. И. Карташов (кажется, первый в Реже водитель легкового автотранспорта). В дальнейшем Валентин Иванович также был известен своей игрой в духовом оркестре механического завода. Кстати, любопытно, но первая режевская легковушка ГАЗ-А попала в Реж уже побывав в употреблении: какой-то важный чиновник пересел на более свежий аппарат, в результате режевляне обзавелись автомобилем.

Реж: водитель Никифоров 1947 год
1947 год. Водитель Н. М. Никифоров рядом с автомобилем М-1

Первый трактор «Фордзон» появился в Режевском районе в селе Першино в 1926 году: по рассказам, консервативные старики при виде «трахтура», крестясь, предвещали скорый приход антихриста. А вот в Реже первый трактор, говорят, начал работать уже в 1930-е годы.

Первый в Реже мотоцикл
Первый в Реже мотоцикл

Электричество в Реже использовали, как мы знаем, еще до революции, но в дома режевлян оно приходит в 1930-е и в 1940-е годы, вытеснив свечи и керосиновые лампы.

Праздники

В 1920 – 1940-е годы в Реже развивается новая советская культура. Главным ее носителем была молодежь, с энтузиазмом подхватившая новые идеалы, стремившаяся быстрей воплотить их в действительность.

Самодеятельные артисты у первого режевского клуба в 1920-е годы
Самодеятельные артисты в Реже у главного входа в бывшее заводоуправление (в те годы первый в истории Режа клуб, ныне улица Советская), фото 1920-х годов

Основным культурным действом становятся массовые политические праздники, демонстрации и митинги. Их устраивают на бывшей церковной площади (позднее детский парк), на которой для этого установили дощатую трибуну. Обязательными и главными в течение года становятся две демонстрации – 1 мая (День международной солидарности трудящихся) и 7 ноября (годовщина Октябрьской революции). В те времена праздники эти были всенародными, их ждали, к ним заранее готовились: музыканты репетировали марши, артисты – спектакли, художники – писали транспаранты. К демонстрации многие режевляне стремились пошить или купить себе обнову. Возле кинотеатра «Аврора» заранее вывешивалась программа праздника.

Предвоенный митинг в Реже
Предвоенный митинг на бывшей церковной площади, на заднем плане клуб «Аврора», памятник И. В. Сталину, храм на Орловой горе еще действующий

С утра на бывшей церковной площади начиналась официальная часть праздника: традиционный «Интернационал», выступления ораторов, прерываемые криками «ура», затем в едином радостном порыве режевляне колонной следовали по главным улицам поселка, которые в первые годы советской власти украшались гирляндами. Впереди оркестр, исполнявший марши, за ним один за другим коллективы режевских предприятий, колонну каждого из которых возглавляли лучшие работники. Позднее начиналась неофициальная часть, которая в первомайские дни часто выносилась на природу к Белому камню или на Пробойный. Ставились спектакли, организовывались аттракционы, спортивные игры в футбол или волейбол, веселые концерты, играл духовой оркестр, работали ларьки. А вечером молодежь шла на танцы, которые чаще всего проходили в старом Господском саду. В домах пекли пироги и начинали застолья.

Памятным оказался февраль 1928 года, когда по случаю 10-летия Красной армии на бывшей Богоявленской площади приземлился самолет. После торжественной речи выступающий предложил желающим полетать над Режом. Среди первых «летчиков» оказался останинский дед, церковный староста А. А. Мельков. Еще долго после этого случая не утихали споры: богоугоден ли дедов полет, не является ли грехом.

Реж: очередь в магазин, 1930-е годы
Очередь в магазин «Главспирт» на улице Советской в районе бывшего магазина «Юбилейный», 1930-е годы

С 1936 года в Реже берет начало традиция организации коллективных новогодних утренников и вечеров. Новогодние елки появились в детском саду, во всех школах и клубных учреждениях. В следующие годы на праздники к режевлянам впервые в истории поселка приходит Дед Мороз со своей неизменной спутницей Снегурочкой. Правда, Снегурочек в то время играли маленькие девочки, лишь в послевоенное время внучки Деда Мороза «подросли» и, как правило, ими становились более взрослые девушки.

Кино, театр и танцы в Реже. Кудашева, Москвин, Пузанов

Кинотеатр Аврора, фото 1957 года
Режевской кинотеатр Аврора, фото 1957 года

В  деревянном кинотеатре «Аврора» (в нем также организовывались другие досуговые мероприятия, ставились постановки самодеятельного театра), который построили на бывшей торговой площади в 1927 году (место вблизи современного ЦКиИ), в 1935 году начинается эра звукового кино. В то время «Аврора» считалась самым популярным культурным учреждением в поселке. C 1930 года после закрытия Богоявленского храма некоторое время кино показывали в здании бывшей церкви (Дом социалистической культуры, ныне техникум).

Режевские киномеханики в 1930-е годы
Режевские киномеханики в 1930-е годы

В 1930-е годы здесь же был обустроен танцевальный зал. А вот до открытия «Авроры», в 1920-е годы, основную культурную нагрузку нес клуб имени Луначарского (бывшее заводоуправление, позднее химлаборатория РМЗ), где, как и в «Авроре», кроме показа фильмов действовала художественная самодеятельность, работали кружки (главным образом, военно-патриотической и политической направленности), организовывались лекции, показательные суды.

Реж: танцы в бывшем Господском саду
Танцы в бывшем Господском саду Режевского завода, фото 1932 года

Вторым по значимости очагом культуры в поселке стал бывший Господский сад, который в те годы называли молодежным сквером (ныне сад перед школой № 3). В летнее время сюда переносилась большая часть досуговых мероприятий поселка. Комсомольцы обустроили здесь танцплощадку. Под звуки баяна, аккордеона или звукового оркестра танцевала молодежь и люди постарше. Лучшие баянисты были настоящими кумирами молодежи. До сих пор старожилы вспоминают эвакуированный из Эстонии в годы войны оркестр: каждую неделю приезжие музыканты играли в молодежном сквере, играли профессионально, так раньше в Реже не играл никто. Здесь же была построена деревянная сцена, где летом выступали самодеятельные артисты. Любимицей публики в 1930-е годы была местная модница и красавица А. Л. Кудашева. Режиссер Михалищев ставил такие постановки, как «Гроза» Островского или «Любовь Яровая» Тренева. Здесь же в 1920-е годы проходили выступления «синеблузников» – форма самодеятельности пионеров в виде живой газеты. Артисты бичевали недостатки в обществе.

Беседка в бывшем Господском саду
В бывшем Господском саду Режевского завода. Фото 1930-х годов

В 1941 году режиссером местного театра становится профессиональный артист или режиссер А. С. Москвин, эвакуированный с группой актеров из Ленинграда. С собой артисты привезли кое-что из настоящего театрального инвентаря, в том числе алый бархатный занавес. В дальнейшем Москвин остался жить в нашем городе, открыв яркую театральную страничку в его истории. В 1958 году он становится первым директором ДК РМЗ (ныне ЦКиИ). Сохранились воспоминания о том, как не раз рассеянного Москвина разыгрывали рабочие механического завода. Однажды на предприятии в портфель режиссера подложили несколько заводских деталей. В результате на проходной ему пришлось объяснять, откуда в его саквояже оказалось заводское имущество.

Среди уроженцев Режа было несколько неординарных деятелей культуры. Уже упоминалось об Андрее Николаевиче Сафонове, музыканте-виолончелисте Большого симфонического оркестра Ленинградской филармонии, который входил в число легендарных исполнителей знаменитой Седьмой симфонии Шостаковича. Н. А. Медведева поведала нам еще об одной интересной судьбе: на улице Набережной (Костоусова) родился и вырос, еще в Реже проявив интерес к музыке, П. А. Пузанов, главный дирижер симфонического оркестра Свердловского областного радиокомитета.

Закрытие режевских храмов. Рыболовлев, Сильвестров, Архангельский

Реж: красные флаги над Богоявленским храмом
Красные флаги над Богоявленским храмом

Одна из особенностей новой культуры – отрицание многих традиций, культурных основ прошлого. Самым ярким проявлением этой особенности была кампания по закрытию и разрушению храмов, инициированная властями при полной поддержке значительной части населения. Активно эта кампания развернулась с 1929 года, одновременно с началом всеобщей коллективизации: в 1930-е годы на Церковь одна за другой обрушились 4 волны антирелигиозного террора. В это время на территории Среднего Урала действовало более 1150 храмов и часовен, на территории Режевского района 16 храмов и около десятка часовен.

Комплекс Богоявленский храм и земское училище в Реже до революции и в наши дни
Богоявленский храм и церковно-приходская школа (земское училище) сто лет назад и сегодня. Ныне в здании училища действует исторический музей

В 1929 – 1930 годах были закрыты почти все крупные храмы Среднего Урала: они находились в центральной части городов и рабочих поселков и в первую очередь попали под молох репрессий. Среди них оказался и режевской Богоявленский храм (ныне техникум), закрытый в 1930 году. В этом же году в Режевском районе закрыли еще 3 храма: в Арамашке, Новых Кривках и Каменке.

Торговый центр Режа в конце 1930-х
Режевская торговая площадь в 1930-е годы. На заднем плане, в центре — земское училище (ныне школа № 5), слева — бывший Богоявленский храм (Дом социалистической культуры)

В 1932 году на Церковь обрушилась вторая волна репрессий. В мае было объявлено о начале безбожной пятилетки. В 1933 году на Среднем Урале проведено массовое закрытие всех часовен, в том числе и на территории Режевского района.

Третья волна гонений обрушилась на Церковь в 1935 году. Возобновились аресты священнослужителей и мирян – активных прихожан. По количеству закрытых храмов в Режевском районе этот год оказался самым «урожайным» — 8 храмов, в том числе Успенская церковь в Реже, а также храмы в селах Першино, Останино, Голендухино, Глинском, Шайтанке, Точильном Ключе, Черемисском (предположительно). В этом году был закрыт и вскоре перестроен под мастерские Николаевский храм в селе Глинском, с которого началась история православия на Режевской земле.

Кружок безбожников в селе Леневском
Кружок безбожников в селе Леневском

Четвертый удар по церкви пришелся на 1937 – 1941 годы. Этот удар был сокрушительным, и те немногочисленные общины и храмы, что его выдержали, достойны самого большого восхищения. К 1937 году на Среднем Урале действовало более 130 церквей (в Режевском районе 4: Иоанно-Предтеченская в Реже, Христорождественская в Липовском, Крестовоздвиженская в Леневском и Фроло-Лаврская в Клевакинском). Главной акцией властей в этом и следующем году стала операция по массовому репрессированию антисоветских элементов, к которым причислялись священнослужители и просто верующие люди с активной жизненной позицией. В ряде храмов некому стало служить. Именно так дела обстояли в Липовском и Леневском, где в 1937 году священники местных храмов были арестованы: в июле настоятель леневской церкви И. М. Рыболовлев был приговорен к 7 годам лагерей, а в сентябре священник липовского храма Н. Е. Сильвестров – к расстрелу. Церкви в этих селах юридически не закрывались, но из-за отсутствия батюшек оказались оскверненными и опустошенными. В 1938 году закрыта была и клевакинская церковь – последний сельский храм Режевского района.

С этого времени богослужение сохранялось лишь в Иоанно-Предтеченской церкви в Реже, где вокруг батюшки Николая Александровича Архангельского сформировалась небольшая, но сплоченная община. Разными способами местные власти и активисты пытались закрыть храм. Одним из них стали непосильные налоги, которыми обложили церковь: 19 тысяч рублей налогов должна была заплатить небольшая община (при средней зарплате около 300 рублей). Верующие обратились к деревенскому населению: собирать средства пришлось по всему району. По рассказам, тогда родилась легенда о скрытых в подземельях церкви сокровищах, которые идут на уплату больших налогов. В начале 1941 года на Среднем Урале действующими оставались около 20 храмов, среди них и режевской Иоанно-Предтеченский. Но весной этого года из-за ареста отца Николая (был приговорен к пяти годам ссылки в Новосибирскую область) храм фактически был закрыт (на территории современной Свердловской области это был один из самых последних арестов священника, позднее подобная практика прекратилась).

Режевская заводская узкоколейка у Орловой горы
Опустошенный храм на Орловой горе, вдоль подножия которой проходит заводская узкоколейка

В Режевском районе не осталось ни церквей, ни священников: верующие люди с тех пор ездили молиться в алапаевскую Екатерининскую церковь, в Иоанно-Предтеченскую церковь на Ивановском кладбище в Свердловске, в невьянский Вознесенский храм или Никольский храм в Быньгах.

Репрессии. Голендухин, Бобылев, Вязников

Кроме священнослужителей репрессии коснулись и других групп населения (всего на территории Режевского района более 150 человек). В первую очередь это крестьянство, прежде всего зажиточное крестьянство, за счет которого проводилось активное индустриальное развитие страны в преддверии большой войны. Все кулаки делились на 3 категории. К первой – относился контрреволюционный кулацкий актив, подлежащий наиболее суровому наказанию через органы ОГПУ. Ко второй – наиболее зажиточные крестьяне, их предлагалось выселять в малонаселенные северные районы области с конфискацией имущества. К третьей – прочие кулаки, которых расселяли на худых землях в пределах района. Согласно исследованиям Е. Я. Русаковой, в деревне Першино кандидатуры к наказанию рассматривались на общем собрании селян, представляли же эти кандидатуры члены специальной комиссии: «неграмотные два брата из самой бедной семьи, члены ВКПб и комсомолка Олькова». Среди старинных строений Першино выделяется большой каменный дом, где долгое время располагалось правление колхоза. Дом этот принадлежал Голендухину Ивану Георгиевичу, семья которого за бойкотирование хлебозаготовок была раскулачена и выслана за пределы области, самого же Ивана Георгиевича, как опасного антисоветского элемента, арестовали органы ОГПУ: судьба его неизвестна. По воспоминаниям современников, перед отправкой на далекую чужбину семьи кулаков собирали в здании кинотеатра «Аврора» (сквер рядом с ЦКиИ). Здесь многие из режевлян навеки прощались с режевской землей. Сколько слез и страданий помнит это место.

Несомненно, большой группой среди репрессированных были местные руководители: частая сменяемость кадров объясняется, как плохой их подготовленностью, так и высоким уровнем наказаний среди чиновников. Самый громкий процесс – над лидером местной партийной организации З. В. Игнатенко: в середине июня 1937 года в результате жесткой дискуссии его осудили на пленуме местной партийной организации, 2 июня последовал арест, а уже 13 августа приговор – расстрел. Вместе с Игнатенко были осуждены несколько крупных режевских партийных руководителей. В том числе и легендарный казначей большевистской организации в самый ранний период ее существования Д. И. Бобылев, который перевозил Я. М. Свердлова на левый берег после его выступления на берегу пруда в устье реки Быстрой.

Третья группа репрессированных была связана с хозяйственными процессами, часть из которых имела под собой основание, значительная же часть очевидно была надуманной. Самым громким, по словам В. В. Токарева, был процесс по делу группы, работавшей в «Заготзерне». Процесс проходил в клубе никелевого завода в октябре 1937 года, и имел настолько большой резонанс, что не мог вместить всех желающих. Заведующий заготпунктом К. Г. Вязников вместе с пятью сослуживцами был обвинен в откровенном расхитительстве и порче зерна. Подсудимые были приговорены к расстрелу, в ноябре приговор привели в исполнение.

Уже в наше время в память о жертвах массовых репрессии в Реже перед зданием исторического музея был установлен памятник.

Режевской универмаг в середине XX века, в 1967 году на его месте построят столовую РМЗ
Бывшая Режевская базарная площадь: бывшая купеческая лавка, в середине XX века — универмаг, в 1960-е годы его снесут, построив на его месте столовую «Юбилейную» (Цех питания)

Коммунальная культура

            Характеризуя особенности культуры того времени, необходимо отметить, что как никогда большую роль в ней играла так называемая коммунальная культура: двор, улица, место работы имели едва ли не первостепенное значение в воспитании человека, в становлении его личности. Двор 1940-х годов за один день мог составить сюжет для целого фильма, сегодняшний двор в этом отношении гораздо скучнее. Формирование коммунальной культуры прежде всего было вызвано большой социальной нагрузкой, необходимостью нести тяжелейшее бремя войны, а затем и бремя послевоенной разрухи и восстановления: вместе это можно было пережить. У такого общества были большие достоинства: взаимопомощь, общение и забота, но были и недостатки: все на виду, несоответствие твоего поведения представлениям большинства каралось жестким осуждением. Коммунальная культура была обязательной частью того общества, которое сумело победить в страшной войне. Солдат, шедший на смерть, хорошо представлял, что воюет не только за свою семью, но и за свою улицу, за двор, за поселок свой. Что если пуля настигнет, то не оставят его детей, в первую очередь даже не государство, а соседи, друзья, просто незнакомые люди.

Приведем описание послевоенной жизни в бараке, что стоял у каменного карьера (ныне засыпан шлаковыми отвалами), сделанное В. Н. Афанасьевой: «В бараке разместили около 20 семей. Встретила нас в бараке тетя Соня Банда. Ее семья приехала из деревни Фирсова и жила в бараке в единственной отдельной комнате, так как она была хозяйкой барака, то есть техничкой. Мыла весь барак. Кипятила большущий самовар утром и вечером, так же утром и вечером топила печку на кухне. По выходным топила баню, воду для нее носила, которую в барак возили в деревянных бачках на лошади из колодца от школы № 1. Каждые две недели выдавала чистое постельное белье. В тоже время она была и сторожихой барака, когда все были на работе и «миротворцем», прекращая все конфликты, возникающие между жильцами. Можно сказать для того времени мы жили очень хорошо, правда тесновато, односпальная кровать, тумбочка и чемодан под кроватью — вот и все, что полагалось иметь одной семье. Мы с мамой спали на односпальной кровати и так все. Исключением было иметь две односпальные кровати и две тумбочки и еще этажерку для многодетной семьи Мироновой Надежды Мироновны с тремя детьми, эвакуированные из Москвы, муж умер в госпитале. В основном в бараке жили дружно, делились последним. Так марийки по национальности — Аптасьева Анна и ее дочь Маша часто нас ребятню подкармливали стряпней или мясом, которое привозили их родственники из деревни Жуково. Среди жильцов в бараке были украинцы, белорусы, русские, татары — все были на равных. Мы, ребятня по осени собирали на полях оставшуюся капусту, раздавали всем. К вечеру запах щей, пирогов с капустой, тушеной капусты наполнял барак. А какие вкусные были лепешки из гнилой (перемерзшей) картошки, которую весной собирали по полям. Помнится, в летние вечера ужин готовится на улице в летней кухне, а тетя Лида Павловская и тетя Тася Бачинина играли на балалайке и пели частушки, мы ребятня тут же играли в свои игры. Жили пусть голодно, но весело. И для нас это время было золотое, мы были свободны, как на улице, так и в своих действиях, а весь лес был наш — грибы, ягоды и никаких бандитов. Хотели, организовывали строительство зоны отдыха (это различные качели), хотели, организовались в тимуровскую команду, помогая тете Соне, или водили всю малышню в садик, или устраивали ежемесячно летом концерты». 

Режевское образование. Релина, Мокроносов, Николаева, Шаврины, Сверак

В 1927 году все режевские школы, имевшие раньше название по месту расположения (к примеру, Кочневская) и по статусу, получили нумерацию. Среди всех школ самой старой оказалась школа № 3, так как этот номер был закреплен за бывшей мужской земской школой (ныне часть здания школы № 5), ведущей свою историю с 1887 года! В дальнейшем третья школа не раз меняла свой адрес, пока, наконец, в 1958 году, став средней, не разместилась в новом здании по улице Пушкина. Именно с этой даты ведет сегодня летоисчисление учебного заведения его коллектив, забывая о том, что до того, как стать средней, школа имела долгую и весьма интересную историю. То же самое можно сказать и о других учебных заведениях. Талицкая школа (ныне РОСТО – ДОСААФ: угол современных улиц Пионерской и Прокопьевской) была основана в начале XX века, в 1927 году получила № 2. Вот откуда ноги растут у современной Второй школы. Школа № 4 ведет свою историю от старинной Кочневской школы, которая была открыта в самом конце далекого XIX века.

А вот в школе № 5, основанной в 1927 году в здании бывшего заводоуправления (позднее химлаборатория РМЗ), свою историю помнят и ведут ее не с постройки современного здания, а гораздо раньше (во многом благодаря Л. П. Крыловой).

Режевская школа № 1 в середине XX века
Режевская школа № 1 в середине XX века

Еще проще обстоят дела со школой № 1, которая почти всю свою историю «прожила» в одном здании. В 1925 году эта школа первой в Реже перешла на семилетний курс обучения, получив название школы крестьянской молодежи. Кстати, такое название главного учебного заведения поселка подчеркивает, что «городские» перспективы у Режа в то время были весьма туманны. В 1936 году школа становится средней (десятилеткой), в 1937 году в Реже выпускаются первые десятиклассники. Говорят, что новый статус школе подарил пуск никелевого завода, который нуждался в грамотных специалистах. Так что Першинские сокровища внесли свой вклад и в историю Первой школы.

В 1939 году Первую школу закончила первая в истории Режа выпускница с аттестатом об отличном окончании среднего учебного заведения. Ею стала Н. В. Релина. Трудную, но интересную жизнь прожила Нина Валерьяновна: участница обороны Москвы, поэтесса, журналист, она всегда в центре событий. В 1997 году ей было присвоено звание Почетного гражданина областного центра, города Благовещенска, автором гимна которого является режевская выпускница.

А в 1946 году школу закончил самый известный ее выпускник, А. Т. Мокроносов. В дальнейшем огромное влияние на режевлянина оказал его учитель и близкий друг, знаменитый советский генетик Н. В. Тимофеев-Ресовский, жизнь которого описана в романе Даниила Гранина «Зубр». К концу века академик Адольф Трофимович Мокроносов становится ведущим российским ученым в области физиологии растений: с 1987 по 1997 годы он руководил Институтом физиологии растений РАН, в 1988 году стал организатором и первым президентом Общества физиологов растений России, а с 1988 по 2000 годы возглавлял журнал «Физиология растений». Мокроносов является автором учебника «Фотосинтез», по которому обучаются студенты России и стран СНГ.

Среди преподавателей той поры современники выделяли Лидию Тимофеевну Николаеву, первую в Реже учительницу с высшим педагогическим образованием, которая в 1924 году переехала в Реж из Ленинграда после того, как одной из первых окончила престижный педагогический институт имени Герцена. Миниатюрная светская дама с изысканными манерами до конца жизни так и не вышла замуж: в Реже равного ей подыскать было сложно. В школе № 1 преподавала русский, английский, французский языки и литературу: строгая, но справедливая, далеко не с каждым, но могла поговорить по душам, дать проницательный совет. За заслуги в работе впоследствии ее наградили орденом Ленина. Жизнь Николаевой оборвалась трагически: пожилая учительница погибла от бандитской руки своего бывшего ученика.

Многие отмечают супругов Шавриных, красивую учительскую семью, судьбой своей и своим обликом как будто бы взятую из кинофильма. Н. А. Медведева пишет: «Шаврины работают в школах № 1 и 5 в зависимости от потребностей в педагогических кадрах. Никанор Михайлович, преподавая биологию, являлся завучем, его жена вела уроки истории. Супруги-учителя словно бы дополняли друг друга. Лидером в семье, безусловно, являлся Никанор Михайлович. Нина Николаевна всегда, благодаря своей скромности, находилась в тени мужа… Душевной силы этой женщине было не занимать. Все удары судьбы она переносила стойко, являясь для своего мужа поддержкой в любой жизненной ситуации… Эти учителя постоянно работали над повышением профессионального уровня. Первыми в Реже они заочно окончили учительские институты…Их уроки были очень интересными. Ученики Нины Николаевны прекрасно знали географическую карту». А о профессионализме Шаврина написал его ученик, академик-физиолог А. Т. Мокроносов: «Интересом к биологии, ставшей делом моей жизни, я обязан особенно Никанору Михайловичу, который на высочайшем уровне вел курс общей биологии в старших классах». И еще интересные факты. Н. М. Шаврин в 1950 – 1960-е был известен в качестве одного из первых в Реже садоводов-любителей. Он стоял у истоков современных режевских плодово-ягодных и цветочных культур. Родной брат Шавриной, Анатолий Николаевич Виноградов сделал блестящую партийную карьеру, став референтом (консультировал, готовил доклады) крупного советского и партийного деятеля Н. М. Шверника, который являлся номинальным главой СССР (с 1946 по 1953 год возглавлял Президиум Верховного Совета СССР).

Ярко, но быстро в Реже прошли трудовые будни Л. Л. Сверак, с 1935 по 1938 год возглавлявшую школу № 5. Одной из высших наград Советского Союза Ордена Ленина были удостоены учителя Т. Г. Карташова и Е. Н. Ведунова.

Во время занятий в профтехшколе. Фото 1920-х годов
Во время занятий в профтехшколе. Фото 1920-х годов

В этот период начинает свою историю режевское профессиональное образование. В 1924 году в Реж из села Черемисского переводится профтехшкола (нашим современникам более известная как СПТУ-107, агроучилище). Профтехшкола была основана еще в апреле 1906 года – тогда она стала первым в Екатеринбургском уезде государственным сельским учреждением по профессионально-техническому обучению. В Реже училище становится одним из первых в СССР учебных заведений по подготовке трактористов.

Режевские детские сады. Четверкина, Лунегова, Попова

История дошкольного образования в Реже начинается с 1929 года, когда в поселке были открыты первые детские ясли. Их заведующей стала Н. Четверкина. Весной 1930 года в Реже начала действовать первая детская площадка: на несколько часов родители могли оставить своих детей под присмотром «руководительниц». Место для площадки нашли необычное – старая единоверческая часовня на современной улице Гайдара. Главными инициаторами детского дошкольного воспитания называют основательницу легендарной артели «Пролетарка» А. Семенову, Г. Белоусову, И. Устинову, К. Полякову.

Первый в Реже детский сад
В доме купца Лебедева в 1933 году открыли первый режевской детский сад

И вот в 1933 году в Реже в двухэтажном деревянном доме, прежде принадлежавшем купцу Лебедеву (у пересечения улиц Гайдара и Свердлова) был открыт первый в поселке детский сад на 50 мест. Его заведующей стала Е. Лунегова – активная, боевая женщина, сделавшая учреждение образцовым. Первой режевской воспитательницей («руководительницей») стала З. Попова. В то время не хватало самого необходимого: инвентаря, игрушек, мебели. Все доставали и делали своими руками: игрушки из картона и коры деревьев, шторы из бумаги. Родителей приходилось убеждать, чтобы они отдавали своих детей на целый день в руки чужих людей.

Старинное здание режевской церковно-приходской школы в советское время также служило детям
Детские сады и школы в Реже до второй половины 1950-х годов размещались исключительно в дореволюционных строениях, в бывшем земском училище некоторое время действовал детский сад. Лишь с середины 1950-х годов начинается строительство типовых детских садов и школ нового советского образца

Режевская медицина. Крюков, Лукин, Бахмутова

В годы гражданской войны бывшая земская больница была разграблена. А еще, в 1919 году в Реже вспыхнула эпидемия сыпного тифа, одна из самых тяжелых в истории города, длилась до 1922 года. Ухаживая за больными умерли врач Вторых, фельдшер Матвеев. Еще один фельдшер Д. А. Лукин чудом выжил. Именно его назначают заведующим Режевской больницы, а с 1931 года – первым заведующим отдела здравоохранения.

Режевская призывная комиссия, первый слева - Д. Н. Крюков
Режевская призывная комиссия, первый слева — Д. Н. Крюков

Вместе с легендарным Д. Н. Крюковым он заложил основы современной режевской медицины: если прежде все направления на режевском участке вел один врач, то теперь начинают определяться отдельные службы. Отцом основателем местной хирургии, инфекционной службы, гинекологии считается Крюков, а вот Лукин огромную роль сыграл в борьбе с венерическими заболеваниями, которые после Гражданской войны имели широкое распространение, организации рентгеновского кабинета.

Реж, улица Пушкина: земская больница и в советские годы играла ту же роль до середины 1980-х годов
Реж, улица Пушкина, старая земская больница, в первые десятилетия советской власти поликлиника, где в 1930 году открылся первый зубной кабинет, с 1960-х до начала 1980-х годов — зубная больница

В 1929 году больнице выделяется флигель бывшего Господского дома (угол Пушкина — Советская, ныне торговый дом «Руслан»): стационар расширяется до 80 мест, организуются новые службы.

Флигель Господского дома в советские годы становится больницей
Фото предположительно 1930-х годов. Флигель бывшего Господского Дома Режевского завода на углу нынешних улиц Советская и Пушкина (ныне тц «Руслан»), здание расширят и надстроят позднее, к 1961 году. С 1929 года долгие годы здание выполняло роль главного городского больничного учреждения. В памяти многих режевлян здесь находилось родильное отделение режевской больницы

В 1930 году впервые в режевской истории на углу Пушкина – Большевиков появляется зубной кабинет: набор щипцов, старенькое кресло и бормашина, которая работала, если качать ногой педаль. В 1938 году впервые был открыт рентгеновский кабинет, а в 1932 – глазной. В 1939 году начала работать служба скорой помощи: для нее приспособили помещение по улице Ленина, фельдшер или медсестра добирались до больного пешком, при них была полевая сумка с красным крестом, в которой находился минимальный набор медикаментов. В 1938 году впервые появилось самостоятельное здание у режевской аптеки (деревянное строение на углу улиц Ленина – Большевиков, на месте торгового дома «Перекресток»).

Первая режевская аптека
Первая режевская аптека на углу улиц Ленина — Большевиков, на месте нынешнего тц «Перекресток», напротив здания школы № 5

В тяжелые военные годы режевскую медицину возглавляла З. К. Бахмутова, стоявшая у истоков рентгеновского и противотуберкулезного кабинетов, организации профилактики заболеваний среди детей. Говорят, режевляне очень уважали и любили Зинаиду Константиновну, ее деятельность была отмечена многочисленными наградами.

Режевские медики в предвоенный период
Режевские медики в предвоенный период. Во втором ряду третий слева Д. Н. Крюков

Комсомол и пионерия в Реже. Рубцов, Аверьянов, Тюменев

Массовой становится в Реже комсомольская организация, основанная на собрании молодежи в клубе (бывшем здании заводоуправления) в августе 1919 года, почти сразу после того как белые оставили Режевской завод. Секретарем поселкового комитета комсомола избрали Илью Рубцова, именем которого в 1961 году был назван ежегодный лыжный пробег, самое массовое в истории Режа соревнование.

Лыжники Первой школы
Лыжники Режевской Первой школы с преподавателем И. А. Барахниным, за ними — бывший Господский сад

Комсомольцы занимались организацией крупных культурных мероприятий: диспуты и товарищеские споры о социальном мироустройстве, международной политике, религии (с 1927 года проходили в кинотеатре «Аврора», а до того в бывшем заводоуправлении — клубе имени Луначарского), вопросами военного обучения, ликвидацией неграмотности среди населения, развитием спорта. Среди комсомольских вожаков того времени отмечают Ивана Сиротина, комсомольского лидера школы второй ступени (ныне школы № 1), позднее назначенного ответственным секретарем комиссии по чистке Уральской областной партийной организации (огромная Уральская область до 1934 года включала в себя территории нескольких современных областей).

В. Башарин и Ю. Полякова (дочь П. Е. Полякова, в будущем председатель Октябрьского райсовета Москвы) стали организаторами комсомольского драмкружка: ставили классические постановки в современной интерпретации и новые спектакли, в том числе современных авторов. Очень популярной была форма живых журналов, отражавших новости Режа, актуальные проблемы поселка.

Пионерская организация в Реже была создана в 1922 году. Т. В. Корепанова пишет: «Первым пионером стал Аверьянов Александр Иванович. Первый пионерский сбор прошел в здании школы № 1. Курировали деятельность пионерских отрядов комсомольцы, и первым вожаком юных пионеров был Тюменев В. И. Позднее организационным центром всей пионерской жизни стал Дом пионеров, который первоначально располагался в здании современного магазина «Белый камень» по улице Ленина, 8».

Газета «Большевик». Марычев, Карташов, Крепель

Реж. Эстафета к Дню Победы в 1950-е годы.
Эстафета к Дню Победы в 1950-е годы. За спортсменами здание универмага, на его месте сегодня бывший Цех питания Режевского механического завода

В 1923 году комсомольцы В. Марычев и И. Швецов организовали выпуск стенной рукописной газеты «Око». Каждую субботу газету вывешивали на специальный щит у здания Горсовета. Комсомольское «Око» считается самой первой газетой в истории Режа. Ну а первая в Реже печатная многотиражная газета под названием «Большевик» начала выходить с апреля 1930 года, переняв эстафету у комсомольского «Ока». Газета имела двухстраничный объем, ее первым редактором был назначен В. П. Карташов.

Первый редактор газеты "Большевик"
В. П. Карташов первый редактор режевской газеты «Большевик»

Первое время в редакции была большая текучка кадров, часто менялись редактора. Ветераны вспоминали о высокой ответственности за каждый печатный материал, о том, как приходилось на лошади колесить по всему району в поисках новых сюжетов, а еще непонятная сегодня ответственность «то за урожай, то за надои, привесы». В 1953 году редактор А. Крепель, по воспаминаниям В. А. Воробьевой, придумала газете новое название – «Правда коммунизма», из-за которого позднее над нашими газетчиками на всяких журналистских учебах и семинарах неизменно подшучивали: «А что, есть неправда коммунизма?» Из того послевоенного поколения В. А. Воробьева упоминает о журналистах А. К. Исакове, М. А. Мягковой и, конечно же, о нашей первой режевской отличнице, авторе гимна города Благовещенска, Н. В. Релиной.

Развитие спорта в Реже. Гаренских, Барахнин, Киселев

Победители легкоатлетической эстафеты: команда режевской школы № 1
Победители легкоатлетической эстафеты: команда режевской школы № 1 (справа И. А. Барахнин), 1955 год

Отличительной особенностью 1920 – 1940-х годов является небывалое увлечение молодежи спортом. Можно сказать, что настоящая история режевского спорта начинается как раз в это время. В эти же годы большое значение уделяется преподаванию физкультуры в школе: лучшее помещение бывшего министерского училища, актовый зал, отдается под спортзал, а И. С. Гаренских по традиции считается первым в Реже профессиональным учителем физкультуры, а кроме того, известным режевским спортсменом. Можно сказать, Иван Гаренских это начало современной истории режевского спорта. В годы Великой Отечественной войны он политрук роты Уральского добровольческого танкового корпуса. От Курска и Орла он совсем немного не дошел до фашистского логова, погиб в феврале 1945. Памятник Уральскому танковому корпусу на Привокзальной площади Екатеринбурга (знаменитый «Под варежкой») это и памятник режевскому спортсмену.

Первый в Реже учитель физкультуры
И. С. Гаренских — первый в Реже учитель физкультуры

В разных концах поселка обустраиваются спортплощадки. Главную спортплощадку комсомольцы организуют в 1924 -1925 годах на старой Богоявленской площади. Здесь появляется футбольное поле, баскетбольная и волейбольная площадки, прыжковые ямы, гимнастический городок. Здесь же метали гранату, диск, копье, бегали дистанцию на сто метров. Еще одну спортплощадку молодежь оборудует в бывшем Господском саду. Рядом был открыт первый в Реже стрелковый тир.

Победители первых в Реже легкоатлетических соревнований, 1927 год
Победители первых в Реже легкоатлетических соревнований (июль 1927 года): Л. Королев, А. Гаренских, И. Гаренских, Е. Сурнин

Наиболее популярными в Реже видами соревнований в первые годы советской власти были: легкая атлетика, футбол, лыжные гонки, конькобежный спорт. Победители спортивных состязаний становятся настоящими героями. Первые крупные соревнования, по легкой атлетике, были организованы на Пионерской поляне летом 1927 года: на соревнованиях присутствовали едва ли не все жители поселка и его окрестностей. Имена победителей: Л. Королева, А. Гаренских, И. Гаренских, Е. Сурнина были у всех на устах.

Организаторы первых в Реже легкоатлетических соревнований 1927 года
Организаторы первых в Реже легкоатлетических соревнований летом 1927 года

Начиная с конца 1920-х годов, режевские спортсмены участвуют в областных соревнованиях. Первым крупным состязанием стало первенство Уральской области 1928 года в Екатеринбурге среди лыжников и конькобежцев, где режевская команда заняла 2 место. А первым режевским чемпионом летом этого же года стал А. Киселев: на легкоатлетическом первенстве Уральской области он занял 1 место по метанию гранаты, метнув 700-грамовый спортивный снаряд на 68 метров. Рассказывают, что кроме этого Киселев был отличным футболистом.

В 1937 году в Реже начинают играть в хоккей (с мячом). Хоккейный корт рабочие никельзавода устанавливают на площади, в районе, где сегодня возвышается Монумент боевой и трудовой славы. Первыми хоккеистами стали рабочие никелевого завода.

В 1930-е годы режевляне, как и жители Васюков, начинают увлекаться шахматами. Особенно повальным это увлечение становится после приезда в наши края в 1948 году гроссмейстера И. Е. Болеславского, который в клубе деревни Голендухино организовал сеанс одновременной игры с лучшими местными шахматистами. Анатолий Голендухин сумел победить гроссмейстера, чем завоевал большое уважение местных жителей.

Гроссмейстер Болеславский проводит сеанс одновременной игры в селе Голендухино
Гроссмейстер Болеславский проводит сеанс одновременной игры в селе Голендухино. Фото 1948 года

В 1931 году в СССР были утверждены нормативы ГТО (Готов к труду и обороне СССР). Осенью 1933 года в кинотеатре «Аврора» спортсменам, сдавшим все нормативы, были вручены первые в Реже значки ГТО. Их получили И. Гаренских, С. Лебедев, В. Карташов, И. Барахнин, Н. Сатин, В. Черенеев, Н. Щербаков, ставшие героями местной молодежи.

В 1938 году в Реже появились первые выпускники специальных учебных заведений по физкультуре и спорту. Среди них И. Барахнин, З. Карташова, Г. Лабырин, А. Мохова и другие. И. А. Барахнин в режевском спорте, как Д. Н. Крюков в медицине, стал настоящей легендой, связавшей несколько эпох в развитии режевского спорта. С этих времен берут начало многие спортивные традиции города. Прежде всего, эта традиция проведения массовых общегородских соревнований.

Группа лыжников на городских соревнованиях
Группа лыжников на городских соревнованиях. 1948 год

Турфирма «Малыш и Карлсон» организует интересные экскурсионные программы по Режу, Среднему Уралу и туры по России для групп школьников и взрослых, подробности на сайте http://www.mkt1996.ru