3. История города Режа: 1773 — 1861 годы

По книге «Город Реж: 12 поколений» издательства турфирмы «Малыш и Карлсон» http://www.mkt1996.ru Турфирма «Малыш и Карлсон» организует интересные экскурсии по Режу, Среднему Уралу и туры по России для групп школьников и взрослых, подробности на сайте http://www.mkt1996.ru

На фото начала XX века: На пруду, рядом с Успенским единоверческим храмом»

Режевской завод – крупнейшее детище Саввы Яковлева

22 мая 1773 года заводчик Савва Яковлев получил от Берг-коллегии разрешение на строительство на реке Реж чугуноплавильного и железоделательного завода. Это событие считается датой рождения города Режа.

Портрет Саввы Яковлева в 1750-е годы
Портрет Саввы Яковлева в 1750-е годы

Уже в конце 1774 года завод дал продукцию. Начался первый этап индустриального развития на Режевской земле. Обстановка в это время на Урале была неспокойная. С юга накатывала волна пугачевского восстания. Известно, что во время строительства предприятия один из ближайших сподвижников Е. Пугачева, атаман И. Белобородов, близко подошел к строящемуся заводу и грозился его сжечь. Для защиты стройки была выслана воинская команда с пушкой. Вокруг завода соорудили земляные укрепления, на дорогах – выставили дозорных. Но план пугачевцев сорвался, и до кровопролития дело не дошло.

Среди 22 яковлевских предприятий на Урале Режевской завод по своей стоимости и объемам выпускаемой продукции наряду с Быньговским занимал второе-третье место, уступая лишь Невьянскому заводу, а среди шести построенных Саввой – был крупнейшим.

В 1781 году Режевская земля и Режевской завод становятся частью Пермского наместничества (с 1796 года Пермской губернии), впервые выйдя из состава сибирских территорий с центром в Тобольске. В начале XIX столетия после нескольких административных переделов внутри Пермской губернии вся Режевская земля оказывается в составе Екатеринбургского уезда. До упразднения уездов в 1923 году земли будущего Режевского района занимали северо-восточный угол Екатеринбургского уезда.

Реж появился на свет в годы правления Екатерины Великой
Реж появился на свет в годы правления Екатерины Великой

Как работал старый завод: Режевская плотина и пруд

Для старинных городов центральной России характерны крепостные строения в виде кремля или монастыря, земляные валы, для приморских – набережная или порт, а вот для старых горнозаводских центров на Урале – плотина, пруд и заводские строения за плотиной. Плотина и пруд это как бы уральский кремль по своему историческому и градостроительному значению. Режевской «кремль» без преувеличения один из самых красивых на всем Урале! «Режским взморьем» называли свой пруд режевляне в 1980-е годы.

Режевская плотина в начале 20 века
Режевская плотина в начале 20 века

Режевская плотина и пруд это своеобразные родимые пятна в истории нашего города, человек, разбирающийся в истории, по ним легко определит, что Реж город с дореволюционным прошлым, которое было связано с заводским производством. В давние годы, когда еще не было электрической энергии, все заводы работали на энергии воды. Для этого и перегораживали небольшие или средние по размерам реки плотинами, сток воды перекрывался, так образовывался пруд. Массы воды напирали на плотину, но пройти могли лишь через узкие прорезы-шлюзы. Потому через шлюзы вода поступала под напором, легко приводя в движение колеса водяных двигателей, привод от которых в свою очередь передавался на меха и молоты завода.

На экскурсии у Режевского пруда с турфирмой "Малыш и Карлсон"
Октябрь. На экскурсии по Режу с турфирмой «Малыш и Карлсон» гости из Туринска

Режевская плотина самая первая режевская постройка, с нее началось возведение завода. Интересно, что строительство плотины обошлось основателю Режевского завода Савве Яковлеву почти вдвое дороже, чем все заводские строения вместе взятые. Что же собой представляла старая режевская плотина? Реку перегораживала стенка из лиственничных срубов-ряж, внутри плотно забитых грунтом и глиной. Сверху вся конструкция засыпалась грунтом. Со стороны пруда насыпь была пологой, постепенно уходящей в воду, а противоположный вертикальный «сухой» откос укреплялся каменной кладкой, отчасти сохранившейся до наших дней. В теле плотины было сделано два прореза: один постоянно действующий, а другой «вешняной», для спуска весеннего паводка. Со стороны пруда плотину на время ледохода защищали специальные деревянные конструкции – ледорезы. Из рабочего прореза вода под напором стекала по огромным дощатым трубам-ларям, от которых шли боковые ответвления. С этих боковых труб вода падала на лопасти водяных колес и приводила их в движение. Всего на заводе было от двух до трех десятков вододействующих колес. Диаметр такого колеса равнялся 4 – 6 метрам. Колеса крепились к валам, которые движение колес передавали заводским механизмам: молотам кричных цехов и мехам домен и горнов кричных цехов. Так как заводские цеха зависели от энергии воды, то их строения за плотиной вытягивались вдоль русла реки. Вдоль правого берега стоял доменный корпус (на его месте сейчас плавильный цех закрытого РНЗ) с литейным производством (производство чугуна из железной руды и литья из него). По левому берегу шли кричные цеха (в которых посредством вторичной переплавки и ковки хрупкий чугун переделывали в ковкое железо) и прокатное производство (где производили знаменитое режевское кровельное железо). Таким образом, Режевской завод отличался полным циклом производства, большинство заводов на Урале были замкнуты на каком-то одном этапе: выплавке чугуна, производстве железа или изделий из железа.

Доменный корпус Режевского завода
Доменный корпус Режевского завода. Фото 1930-х годов. Стена первого этажа в центре с пристроем на пять окон между двух арок (одна из этих арок представлена на современном фото ниже) сохранилась до наших дней, став частью плавильного цеха никельзавода

По своим размерам из десятков заводских плотин на Урале Режевская относилась к сравнительно крупным. Ее длина составляла 362 метра, ширина у основания плотины – 75 метров, ширина в верхней ее части – 43 метра, высота – более 7 метров.

Старая деревянная плотина проработала почти 200 лет, лишь в конце 1950-х годов началось ее капитальное обновление. В 1973 году, к 200-летнему юбилею города, новая железобетонная плотина, украшенная чугунной решеткой, изготовленной на механическом заводе, была пущена в строй. От старой плотины внешне сохранилось немногое: к примеру, подпорная стенка сухого откоса из природного камня. Реконструкция длилась около 15 лет, настолько долго, что появилась загадка: «Какая самая широкая река в мире?» Ответ знал каждый: «Река Реж!» Дело в том, что именно в эти годы возводились гигантские ГЭС в Сибири, так вот огромные сибирские реки, к примеру Енисей, перекрывали гораздо быстрее. Авторство загадки принадлежит Народному Артисту СССР Н. А. Крючкову, который летом 1969 года с целым рядом других известных советских деятелей культуры прибыл в Реж на специальном «поезде искусств», чтобы дать концерт. Кстати, по рассказам, Реж Крючкову понравился, на слиянии Быстрой и Режевского пруда (недалеко от гаванского пляжа) у известного актера получилась отменная рыбалка.

Поселок Режевской завод в 1880 году
Один из самых старых видов Режа. Фото 1880 года, пруд и плотина. У плотины хорошо видны массивные ледорезы

Режевской пруд, возникший в результате строительства плотины, на протяжении всей истории города являлся его градообразующим началом и основным украшением. На Среднем Урале Режевской пруд с его рельефными берегами и многообразием пейзажей имеет славу одного из красивейших. «Режским взморьем» прозвали водохранилище режевляне в эпоху Брежнева. На протяжении всей истории Режа пруд являлся местом для организации многих праздников, спортивных состязаний.

Как работал старый Режевской завод: Производство

Старый Режевской завод
Старый Режевской завод с разных сторон: с видом на правый и на левый берег пруда. Верхнее фото начало 1930-х годов, нижнее — начала XX века

Среди более чем 200 металлургических предприятий, основанных за всю дореволюционную историю на Урале, Режевской по производственным показателям стабильно до конца XIX столетия входил во вторую десятку. То есть, не являясь одним из крупнейших заводов, был достаточно крупным предприятием. Кроме того, был заводом полного цикла, что характерно для меньшей части уральских заводов, то есть производил чугун, из чугуна – литье и железо, а из железа – изделия, в первую очередь – листовое железо.

Механический завод в начале своей истории, фото первой половины 1930-х годов
Механический завод в начале своей истории, фото первой половины 1930-х годов, в старейшем корпусе завода разместили заводоуправление РМЗ, на заднем плане заводская домна доживает свой век, совсем скоро ее перестроят в плавильный цех РНЗ

В самом начале своей истории Режевской завод – передовое в техническом плане по тем временам предприятие (одним из первых, к примеру, взял на вооружение цилиндрические меха) – производил чугуна столько, сколько вся Россия в самом начале XVIII столетия! В лучшие из этих лет, к примеру, в 1780 году, завод выплавлял почти процент от мировой выплавки чугуна! В 1800 году было выплавлено 122 тысячи пудов черного металла, что составило 1.2 процента от общероссийского производства (10300 тысяч пудов) и 0.4 процента мирового производства (около 29500 тысяч пудов). В дальнейшем в связи с промышленной революцией, охватившей западные страны, в общемировых показателях завод сильно сдал свои позиции, а вот в России вплоть до 1880-х годов по производству чугуна и железа стабильно выпускал около процента общероссийского производства, иногда больше, иногда чуть меньше.

В первой половине XIX века современники отмечают образцовое качество продукции Режевского завода и отличную организацию производственного процесса. Эффективность заводов Верх-Исетского округа, в котором вторым по значимости был Режевской завод, в 1824 году отметил император Александр I. В 1835 году в журнале «Горное дело» была дана отличная оценка режевскому металлу. Автор публикации сетовал на то, что другие уральские заводы такого качества добиться не могут. «Листовому железу Нижнее-Тагильских заводов, отлично мягкому, несмотря на все старания, не могут придать такого вида, какой имеет режевское.., между тем в Алапаевском заводе листовое железо, выделываемое по способу режевскому, хотя не совершенно подобное, однако приближается к сему последнему». В конце 1820-х годов управляющий Гороблагодатскими заводами с центром в Кушве не раз направлял своих мастеров «осмотреть заводское оборудование на Верх-Исетском и Режевском заводах как лучше других устроенных для заводского хозяйства». В 1878 году лист режевского железа был отмечен медалью на всемирной выставке в Париже.

Режевская плотина в середине 20 века
Режевская плотина в середине 20 века

Строительство промышленных корпусов Режевского завода началось на правобережье, в районе современного никелевого завода, с возведения домны с 12 молотами для производства и обработки чугуна. Позднее рядом была построена еще одна домна, две кричных фабрики на 20 молотов для переделки чугуна (хрупкого и непластичного, годного лишь для литья металла) в железо, кузнечный и гвоздильный цеха, а также лесопилка и склады. Большая часть производства первоначально размещалась на правом берегу Режа, лишь один кричный цех, склады и заводоуправление располагались на левобережье.

Работу завода обеспечивали вспомогательные производства: лесозаготовители, углежеги (превращавшие древесину в древесный уголь), рудокопы, десятки людей обеспечивали доставку сырья и вывоз готовой продукции.

Для лесозаготовок к Режевскому заводу была приписана лесная дача (большей частью лежала к югу от Режа), с которой велась заготовка леса, за пределами дачи рубить лес заводу было запрещено. Потому очень важной была проблема его возобновления. За это отвечал лесничий (смотритель лесов и курений). Первоначально, пока леса было много и, как часто это бывает, казалось, что ресурс этот неисчерпаем, лесничий по своему статусу мало отличался от среднего рабочего. Но со временем, со второй половины XIX века, эта должность становится среди первых на заводе и по оплате, и по авторитету. Большой проблемой также были лесные пожары: в начале XIX столетия есть упоминание о лесных досмотрщиках, которые наблюдали не только за противопожарной обстановкой, но и за незаконной рубкой хозяйского леса. В последней четверти века таких людей называли лесниками. Для лесников ставились кордоны: посередь леса на высоком месте возводилась пожарная вышка, с которой велось наблюдение, рядом строился дом с надворными постройками, городился огород. Существуют упоминания об Ильинском, Окуневском, Осиновском кордонах, поставленных на страже леса Режевской дачи.

Валка леса производилась весной. Для производства древесного угля в основном рубили сосну, также использовалась береза и ель. Для валки леса создавались бригады. Работа была очень тяжелой, сложными были также бытовые условия: жить приходилось в лесу в землянках или шалашах. Есть сведения, что на такие работы часто назначались в наказание. Летом дерево сохло. Осенью вновь начинались работы: лес складывали в кучи, обрабатывали, рубили и в специальных ямах пережигали в уголь, всеми работами руководил куренный надзиратель (Лунегов самый первый среди известных начальствующих углежогов, упоминание о нем относится к началу XIX века).

Добыча железной руды велась на нескольких рудниках в окрестностях завода, также использовалась более богатая руда из-под Нижнего Тагила. К железорудным месторождениям подводились хорошие дороги, в низменных местах укрепленные лежнями с насыпями: такие дороги были пригодны для извоза в любое ненастье. Добыча руды велась в карьерах открытым способом. Рабочие выносили руду на носилках из огромных ям по специальным лестницам. Воду из карьеров откачивали также в ручную. Лишь с середины XIX  века для этих целей начинают использовать насосы.

Тяжела была жизнь заводского рабочего. Трудиться, как правило, начинали с 12-13 лет, первоначально выполняя вспомогательные работы и зарабатывая копейки. Каторжные условия труда, 12-14-часовой рабочий день быстро выматывали любого физически крепкого человека и к 40 годам превращали его в старика. В цехах царил настоящий ад. Невыносимая жара, загазованность и запыленность, бешеный ритм работы вынуждали людей летом обливать друг друга холодной водой, а зимой выбегать во двор и буквально кататься по снегу. Древесно-угольная пыль, которой пересыпали «малолеты», то есть дети, раскаленные железные листы, чтобы они не сваривались, забивала легкие. Беспрерывные удары молотов, гул печей приводили к глухоте, а слабая освещенность – к потере зрения.

Продукция Режевского завод

Лист режевского кровельного железа
Лист режевского кровельного железа (брак) из собрания Режевского исторического музея

Основной продукцией Режевского завода было листовое железо: оно не ржавело, не требовало покраски, имело блестящую поверхность, отличалось необыкновенно долгим сроком службы. Примерно половина вырабатываемого в Реже железа шла на экспорт, больше всего в США, другая половина – в Петербург и на Нижегородскую ярмарку. По преданию, в США даже после двадцати лет службы режевское железо стоило дороже, чем новое европейское. Такие достоинства, прежде всего, объясняют особенностями режевской руды (примесь никеля) и технологией обработки железа: после прокатки металл шел под молот, в результате чего получался наклеп, предохранявший железо от ржавления. Кроме листового железа на Режевском заводе выпускался разнообразный рабочий инструмент, гвозди, бытовые предметы, к примеру, утюги. Очень ценились на рынке легендарные режевские сковороды, по рассказам, при жарке совсем не требовавшие масла. Кроме выпуска сугубо мирной продукции на заводе выполняли военные заказы. Впервые крупный военный заказ был получен во время Отечественной войны 1812 года. В то время на предприятии  производилась вся номенклатура артиллерийских снарядов, стоявших на вооружении русской. Изготовлялись также поддоны для снарядов, комплекты металлических частей для пушек и повозок. Режевское оружие внесло свою лепту в победу над Наполеоном, что было отмечено правительством. Все военные поставки для русской армии осуществлялись Яковлевым безвозмездно. Кроме того, бесплатно Яковлев покрыл своим железом все казенные строения в Москве, пострадавшие во время знаменитого пожара, когда в первопрестольную вошел Наполеон.

Наследники Саввы Яковлева. Иван и Алексей Яковлевы

При Савве Яковлеве Режевской завод считался одним из самых современных и крупных на Урале (производство доходило до 3 процентов общероссийского производства чугуна и железа). Значительная часть его производственных корпусов, в отличие от многих предприятий, была построена не из дерева, а из кирпича. По производству чугуна из 22 яковлевских заводов Режевской занимал второе место после Невьянского.

После смерти С. Яковлева в 1784 году начинаются споры между наследниками по поводу раздела его громадной промышленной империи. Будущее яковлевских заводов приобретает важность государственного значения. Посредниками в распрях наследников выступают известные царедворцы, среди которых князь Г. Потемкин, сенатор И. Елагин. Указы о разделе утверждает сама Екатерина II. Споры продолжаются вплоть до начала XIX столетия. В результате яковлевские предприятия на Урале были поделены между тремя сыновьями Саввы Петром, Иваном и Сергеем. Среднему сыну Ивану досталась меньшая доля наследства. Но, как все сказочные Иваны, наш также оказался не дурак. За бесценок скупив материнскую долю, он не только обошел своих братьев, но и превратился в крупнейшего заводчика на Урале. Всего ему достались 9 заводов, в 1797 году объединенных в Верх-Исетский округ. Режевской завод в этом округе занимал второе место по значению и выпуску продукции. В начале XIX века окружная система на Урале утверждается официально. Верх-Исетский округ в это время считался самым большим и передовым в плане технического оснащения и качества продукции.

В 1804 году после смерти Ивана Саввича Верх-Исетскую промышленную империю унаследовал его сын Алексей, владевший заводами округа до своей смерти в 1849 году.

При нем начался выпуск знаменитой фирменной продукции – высококачественного листового кровельного железа, которое без всякой покраски по сто лет стояло. Император Александр I во время своего путешествия по Среднему Уралу в 1824 году был удивлен отличной организацией производства на заводах Алексея Ивановича. Поразился государь и уровнем социальной сферы на предприятиях Яковлева (хотя, вполне вероятно, это было умелое приукрашивание действительности). Осмотрев госпиталь Верх-Исетского завода, Александр I прилюдно признался: «У корнета Яковлева есть такой прелестный госпиталь для рабочих, у российского императора нет такого для своих солдат».

Первенство заводов Алексея Яковлева в те годы было общепризнанным. Так хозяин Нижне-Тагильских заводов Николай Демидов пишет изобретателю первого в России паровоза Ефиму Черепанову: «Алексей Иванович Яковлев есть первый заводчик в моих глазах». Это обстоятельство очень беспокоило нижнетагильских Демидовых. Именно потому Ефим Черепанов не раз направлялся на яковлевские заводы со шпионскими заданиями, которые, судя по всему, выполнял без особого рвения.

С именем Алексея Ивановича Яковлева связан золотой век в промышленном развитии Режевского завода.

Режевские приказчики-заводоуправители. Зотовы, Козлов, Китаев

Тит Зотов приказчик Режевского завода
Тит Зотов

Управляющие Верх-Исетским округом (в который входил Режевской завод) в этот период были людьми из народа: талантливые, технически грамотные, они достигли того, что листовое железо с маркой «А.Я. –  Сибирь», означавшей «Алексей Яковлев – сделано в Сибири», стало не только в России, но в Европе и США синонимом высокого качества. Наиболее известный управляющий округа – знаменитый Григорий Зотов, талантливый изобретатель и знаток горнозаводского дела. На заводах округа он вводит прокатный способ производства, позволивший получить листовое кровельное железо отменного качества. При нем Верх-Исетские заводы (в том числе и Режевской) становятся наиболее эффективными на Урале. В 1824 году император Александр I во время своего визита на Урал останавливается в Екатеринбурге, где более часа в неформальной обстановке ведет беседу с крепостным Григорием. Император пытался выяснить, как Зотову удалось добиться столь блестящих успехов. Вскоре по воле государя Зотов вместе с семьей освобождается от крепостной зависимости, ему разрешено было писать непосредственно царю обо всем, что касается горнозаводской промышленности. Зотов входит в число хозяев Кыштымских заводов. Став хозяином, он сам применил к подневольным рабочим меры жесточайшего воздействия: десятками умирали они на его заводах. В 1827 году комиссия графа Строганова выявила, как бы сейчас сказали, грубейшие нарушения с правами человека. Григорий Зотов, которого окрестили «Кыштымским зверем» и его родственник Петр Харитонов оказываются в ссылке. У других хозяев положение дел на заводах было не лучшим, но Зотов – старообрядец, с приходом к власти Николая I началось наступление на старообрядчество, вероятно, Зотов стал заказной жертвой этого наступления.

Подстать окружному начальству были управители (приказчики) Режевского завода. Сильные, грубые, подчас жестокие, они вышли из простых мастеровых и потому знали процесс металлургического производства не понаслышке. Они добились того, что Режевской завод начинают ставить в пример другим предприятиям, на завод едут перенимать опыт режевлян, качество изделий Режевского завода в это время считается эталонным. Отличная организация производственного процесса на Режевском заводе, высокое качество его продукции не раз отмечались современниками. В 1835 году в журнале «Горное дело» была дана отличная оценка режевскому металлу. Автор публикации сетовал на то, что другие уральские заводы такого качества добиться не могут. «Листовому железу Нижнее-Тагильских заводов, отлично мягкому, несмотря на все старания, не могут придать такого вида, какой имеет режевское.., между тем в Алапаевском заводе листовое железо, выделываемое по способу режевскому, хотя не совершенно подобное, однако приближается к сему последнему». В конце 1820-х годов управляющий Гороблагодатскими заводами с центром в Кушве не раз направляет своих мастеров «осмотреть заводское оборудование на Верх-Исетском и Режевском заводах как лучше других устроенных для заводского хозяйства».

Самый первый из известных режевских заводоуправителей (приказчиков) Григорий Левицков служил в этой должности до 1790 года, вероятно, под его руководством было построено первое режевское заводоуправление (позднее второй цех РМЗ), быть может, он стоял у самых истоков Режевского завода. С 1825 по 1832 год обязанности приказчика на заводе исполнял Яков Козлов, по указу которого был построен первый в Реже храм – деревянная Иоанно-Предтеченская церковь на Орловой горе, в советское время он стал героем исторических повестей К. Боголюбова «Зарницы» и «Андрей Лоцманов». В 1830-е годы приказчиком на Режевском заводе служил Павел Якорнов, представитель известной династии уральских мастеровых и приказчиков. С начала 1840-х до 1860-х годов Режевским заводом руководил Петр Китаев, представитель еще более известной горнозаводской фамилии, вероятно, в должности заводоуправителя (приказчика) он прослужил самый длительный срок. При Козлове, Якорнове и Китаеве на заводе происходит масштабная реконструкция: многие заводские корпуса перестраиваются в камне, в это же время возводится каменный Господский дом.

Бывший Господский дом в 1930-е годы
Бывший Господский дом в 1930-е годы

Наиболее известные в истории режевские управители – Зотовы, представители легендарной и безоговорочно самой знаменитой уральской династии мастеровых и заводских администраторов, недалеко отставшие по своей славе от своих первых хозяев Демидовых. Поликарп Зотов, брат «Кыштымского зверя» Григория Зотова, руководил Режевским заводом с 1811 по 1817 годы. Именно в это время среди слуг Григория Зотова значится много режевлян: не его ли брат занимался поставками живого товара? После смерти отца до 1825 года режевским приказчиком служит легендарный Тит Зотов, еще более знаменитый, чем его дядя (по-мнению Д. Н. Мамина-Сибиряка). Именно он организует золотодобычу на режевских заводских землях, а после того как освободился от Яковлевых – на сибирской земле, именно он становится героем произведений уральского классика Мамина-Сибиряка, героем екатеринбургских легенд и преданий.

Господский дом в Реже - старейшее в Реже монументальное здание
Господский дом Режевского завода, ограда со сторожкой и флигель — старейший в Реже архитектурный комплекс

Режевское золото. Меллини, Зотов, Марков

            В 1745 году шарташский крестьянин Ерофей Марков вблизи Екатеринбурга открыл первое в России месторождение золота. Как добропорядочный гражданин, доложил об этом начальству, но золота на том месте враз обнаружить не смогли. Как это часто бывает, за свою честность Ерофей поплатился, претерпев многие испытания и унижения. Наконец в 1747 году золото обнаружили, а в 1748 году – заложили первую в России золоторудную шахту, Шарташский рудник. В память о руднике на трассе Реж – Екатеринбург установлен памятный знак. Много позднее в 1890-е годы далекий потомок Ерофея, Гаврила Марков работал на Режевском заводе в качестве смотрителя золотых приисков, проживая на первом этаже Господского дома (здание с куполом), там, где сейчас трудятся судебные приставы.

В 1812 году был издан указ, который разрешал частную инициативу в поиске и добыче золота, а также гарантировал неприкосновенность частных земель в случае обнаружения там запасов золота. Яковлевы и другие частники, для которых прежде открытие на их землях золота было смерти подобно, так как могло привести к потере этих земель вместе с заводами, приступают к активным поискам. Именно к 1812 году старинное режевское предание относит первую находку золота на территории поселка. В это время на  Режевской завод прибывает группа военнопленных армии Наполеона, среди них оказался и итальянец Джузеппе Меллини, который, будучи стеклодувом, наладил в Реже производство оконного стекла. В поисках песков, пригодных для изготовления стекла, в районе современной улицы Трудовой Меллини якобы совершенно случайно открыл золото, о чем известил администрацию завода.

В 1814 году Лев Брусницын при слиянии рек Березовки и Пышмы (по дороге на Екатеринбург мы пересекаем Пышму вблизи того самого места) открыл способ промывки россыпного золота. Использование этого способа показало, что золота на Среднем Урале много: так началась «золотая лихорадка», которая поздней охватила Сибирь и Северную Америку. В 1819 году, когда приказчиком на Режевском заводе был Тит Зотов, открываются первые прииски на территории дачи Режевского завода. При заводе возникает золотопромышленная фабрика. По добыче золота завод стабильно идет в числе первых на Среднем Урале, в иные времена опережая знаменитые Березовские (Екатеринбургские) прииски. Объемы в разные годы отличались, но стабильно встречаются цифры в 20 – 40 килограмм добытого золота в год. Просто фантастически выглядят объемы в 646 килограмм (40 пудов 14 футов и 3 золотника) добытого золота в 1824 году (финал правления на Режевском заводе «короля русского золота» Тита Зотова) или в 616 килограмм (38 пудов 3 фунта 41 золотник 61 доля) – в 1899 году.

Золото добывали как непосредственно в поселке, так и в его окрестностях. По рассказам, ключ, что бьет за зданием Первой школы, в те годы получил название Золотого ключика, оттого что в нем намывали золото. Известные прииски самых близких окрестностей – левый берег реки Реж в Кочнево, Пробойный, Межевое, в русле рек Быстрой и Талицы, в районе села Першино. Всего в правление приказчика Тита Зотова в пределах дачи Режевского завода было открыто 13 приисков, к концу XIX века их становится несколько больше. В середине века на этих приисках действует 57 золотопромывальных машин.

Всеми работами на приисках заведовали мастеровые Режевского завода, они формировали бригаду из желающих подзаработать на старательском деле (как правило, это были жители окрестного селения). Самые примитивные орудия труда: кайло, лом, тачка. Жили старатели в землянках и полуземлянках, промывочные работы были связаны с водой и вели к соответствующим заболеваниям. Со второй половины XIX века промывка золота начинает механизироваться, внедряются технические новшества.

Золото всегда притягивало нечестных на руку людей, поэтому из режевского прошлого дошло несколько подобных историй. Одна из них, как мастеровой А. Соколов старателей обкрадывал. Принимая золото, он как бы сдувал в сторону пустую породу, при этом туда же, как бы невзначай, сдувались песчинки золота, которые он позднее подбирал и прикарманивал. «Однажды один из старателей сказал Соколову с досадой: «Андрей Владимирович, ты дунь еще раз, и я уж тогда без всего уйду!».

Увлекательную и познавательную экскурсию «Как работал наш завод» с посещением сооружений, в том числе плотинных шлюзов, старого предприятия организует режевская турфирма «Малыш и Карлсон», смотрите на сайте http://www.mkt1996.ru  

Поселок при Режевском заводе. Швецовы, Чернеевы, Комаровы…

В 1773 году рядом со строящимся заводом на правом берегу пруда начали селиться его строители, а затем рабочие. По преданию, расселение шло рядом с источником чистой воды – ключиком, что бьет за современным зданием школы №1. Позднее этот ключ прозвали Золотым: дело в том, что в  первой половине XIX века здесь намывали золото. Первоначально Режевской поселок формировался хаотично, никаких правил при его застройке не существовало, понятие «улица» отсутствовало. Дома строили там, где считали удобным и нужным строить, без оглядки на общую планировку поселка. Размеры огородов в те времена никак не оговаривались, каждая семья имела такой огород, какой считала нужным иметь. Посреди Режа сохранялись островки леса – то там, то здесь росли отдельные ели, сосны и целые перелески. Грибы режевляне собирали прямо за огородами.

Первые рабочие Режевского завода люди преимущественно зависимые (посессионные рабочие по своему статусу напоминали крепостных крестьян): либо переведенные Саввой Яковлевым на новый завод из Невьянска, Верхнего Тагила, Быньгов, либо пришлые  люди из центральной России, попавшие в зависимость от заводчика. Это были совсем другие люди в сравнении с более свободным сельским населением, заселившим Режевскую землю в XVII столетии. Среди первых режевских рабочих фамилий можно назвать Морозовых, Комаровых, Чернеевых, Проскуриных, Щвецовых, Ушаковых, Барахниных.

С ростом предприятия расширяется и заводской поселок. Яковлевские приказчики охотно принимали на завод «пришлых», будь то бывшие крепостные или старообрядцы. Для таких людей в поселке была устроена особая «годовая изба» или «годовушка». Каждый новый беглец проживал в ней скрытно в течение года. После этого ему отводилось место под избу, и он становился полноправным жителем поселка.

Значительную часть рабочих поселка в XVIII – XIX веках составляли старообрядцы (отрицавшие официальную церковь), переведенные с Невьянских заводов и прибывшие из центральной России в поисках спасения от репрессий. Хозяева завода ценили строгие бытовые нормы староверов (отрицание спиртного, праздности) и их трудолюбие.

Здание первой заводской конторы
Здание первой заводской конторы старого Режевского завода (в начале истории РМЗ вновь становится заводоуправлением), сейчас сохранилось в полуразрушенном, руинном виде, фото 1930-х годов

На левом, более возвышенном берегу пруда, создается административный центр поселка: строятся жилые дома для заводского начальства, заводоуправление. Здание заводской конторы (заводоуправление), в подвальном этаже которого размещался склад железа, было построено в конце XVIII века. Это строение в полуруинном виде сохранилось до наших дней (находится на территории бывшего механического завода: второй цех) и считается старейшим в городе сооружением, единственным, сохранившимся с XVIII столетия. Кроме склада в подвальном этаже конторы располагалась стражевая палатка, где содержались нарушители порядка (высота комнаты в три с половиной метра и единственное окно под потолком не давали возможности сбежать). Также есть сведения, что в подвале конторы была обустроена кладовая, в которой хранились заводские ценности (деньги, а позднее и золото, добычей которого с 1819 года Режевской завод активно занимался). Вот так: в одном подвале сокровищница, склад и тюрьма.

Поселок Режевской завод. Смороденцев, Лоцманов, Юдин

На левом, «административном» берегу, вероятно, еще с основания поселка, была срублена деревянная часовня, упоминания о ней встречаются еще в конце XVIII века, находилась она «в ста саженях от господского дома», в самом центре поселка, то есть, вероятно, на месте будущего Богоявленского храма (ныне техникум). Первые десятилетия режевской истории население поселка было приписано к Николаевскому храму села Глинского, самому первому храму в границах Режевского района. Известно, что в торжественных случаях глинские священники приезжали в Реж и проводили в режевской часовне службы (к примеру, в конце XVIII века — священник Смороденцев). Вообще считается, что хозяева долго не строили церковь, ограничившись часовней, по причине экономии (содержать нужно было не только церковь, но и ее причт).

Среди досуговых учреждений первой половины XIX столетия можно отметить штофную лавку (пивнушку) и более «серьезный» питейный дом.

В первые десятилетия режевской истории своей школы в поселке не было, первые упоминания об обучении режевских детей относится к 1824 году, в это время на Режевской завод в качестве учителя на исправление от вольнодумства прибывает Андрей Лоцманов, которого по традиции называют первым уральским революционером (он имел опыт преподавательской деятельности, проработав некоторое время в училище при Верх-Исетском заводе, самом первом учебном заведении горного округа). Преподавал Лоцманов в здании заводской конторы, так как для школы специального здания не было предусмотрено. Вероятно, с его отбытием из Режа завершилось и коллективное обучение детей. Согласно Э. Черноухову, преподавательские эксперименты в Реже, в конторе или частных домах, возможно, повторялись, но точно не имели постоянства и систематичности. Скорее всего, в некоторых домах практиковались частные уроки. Кстати, находясь в Реже, Лоцманов написал повесть «Негр, или Возвращенная свобода», очевидно первое литературное произведение в истории нашего города.

Вот как описывает К. Боголюбов в своей исторической повести «Андрей Лоцманов» урок в режевской заводской конторе в 1820-е годы. «Заводская школа помещалась в здании конторы, рядом с комнатой заводской полиции. Через тонкую переборку было слышно все, что происходило в соседнем помещении. Ученики сидели, тесно прижавшись друг к другу, в небольшой полутемной каморке. Перед ними стояли на столах ящики с песком, так как бумаги не хватало. Писали деревянными заостренными палочками и написанное заравнивали после того, как посмотрел учитель. Школьников было десять в возрасте от восьми до пятнадцати лет. Большинство работали на заводе. Всех их приходилось учить чтению и письму». Исторические источники 1830 – 1840-х годов отмечают стабильную цифру: 11 – 12 процентов заводского населения в Реже были обучены элементарной грамоте.

Первое упоминание о режевской медицине мы встречаем в описании Режевского завода П. Томиловым в 1807 году: «Госпиталя особого нет, а больные находятся при домах, пользуются нанятым … штаб-лекарем Поступальским». То есть Яковлевы нанимали в Екатеринбурге медика, который периодически посещал Режевской завод, обходя по домам больных. Вскоре в поселке на постоянной основе начинают работать лекарские ученики: из местного населения отбираются смышленые юноши, которых обучают грамоте, при Екатеринбургском госпитале они получали самую необходимую практическую медицинскую подготовку. Впервые лекарский ученик на Режевском заводе упомянут за 1812 год, это Николай Юдин, фактически это первый известный режевской медик. Режевские лекарские ученики могли вскрывать нарывы, залечивать ушибы, ломоту, боль в пояснице, вынимали из тел чугунные осколки, отлетевшие от молотов и наковален, могли производить вскрытие тел умерших. Но все это первое время по-прежнему происходило на дому. Лишь в 1823 году предположительно в районе нынешней улицы Пушкина был открыт первый режевской госпиталь, который мог принять на стационарное лечение не менее десятка больных.

На самом высоком месте вблизи завода, на Орловой  горе, сформировалось поселковое кладбище. На протяжении двух с лишним столетий это главный режевской некрополь. До наших дней на кладбище сохранилось несколько старинных надгробий, относящихся к XIX веку. По легенде, свое название Орлова гора получила по прозвищу легендарного разбойничьего атамана, деда Орла.

 

Увлекательную и познавательную экскурсию «Как работал наш завод» с посещением сооружений, в том числе плотинных шлюзов, старого предприятия организует режевская турфирма «Малыш и Карлсон», смотрите на сайте http://www.mkt1996.ru  

Уникальный памятник в Реже

Памятник режевским умельцам в 1980-е годы
Памятник режевским умельцам в 1980-е годы, по краям фото две лавки, сохранившиеся от старинных режевских торговых рядов. Фото 1980-х годов

В 1973 году, когда Реж праздновал свой 200-летний юбилей, в центре города, на бывшей базарной площади, возвели памятник основателям и первым мастеровым умельцам Режевского завода. Так уж получилось, что сотни памятников на Урале установлены, а памятника мастеровым старых уральских заводов кроме Режа нигде нет!

Памятник режевским умельцам 2000
Памятник режевским умельцам в 2000-е годы

Есть памятники знаменитым изобретателям, будь то Черепановы (изобретатели первого в России паровоза) или Сафонов (изобретатель первой в России водяной турбины), а вот обобщенному образу простого уральского мастера дореволюционной эпохи на всем Урале, кроме Режа, памятника не найти. Так что режевской мемориал можно сказать уникальный.

На экскурсии рядом с памятником вместе с турфирмой "Малыш и Карлсон"
Осень. Первоклашки из Пятой школы у памятника режевским умельцам во время экскурсии по Режу с турфирмой «Малыш и Карлсон»

Развитие поселка Режевской завод. Первые режевские храмы. Пономарев, Байбородин, Чернобровин

Иоанно-Предтеченский храм сегодня
Режевской Иоанно-Предтеченский храм сегодня. Фото Дениса Рычкова

В 1830 году Реж впервые в своей истории начинает развиваться по генеральному плану. По этому плану основным градообразующим элементом поселка становится Режевской пруд. Вокруг пруда формируется сетка улиц, их проезжую часть оформляют усадьбы мастеровых, основной частью которых были жилые дома, окнами и фасадом выходившие на улицу. Дом мастерового состоял из горницы, кухни и холодного чулана. Рядом с домом располагался закрытый двор с расположенными по периметру хозяйственными постройками: завозня, или, иначе говоря, гараж XIX века, амбар, где хранились всевозможные припасы, конюшня, над которой устраивался сеновал с проемом для подачи сена. На огороде, от греха подальше, за пределами двора, помещалась баня. Хотя бы отдаленно представить усадьбу мастерового можно, посетив старинный дом плотинного мастера И. Байбородина, по адресу Пушкина, 15.

Храм в Реже в тумане
Замыкающий улицу Ленина Иоанно-Предтеченский храм в утреннем тумане

Главная в поселке улица Большая (ныне Ленина) ориентировалась на деревянную Иоанно-Предтеченскую церковь, первый режевской храм, создавая необыкновенную зрительную связь между миром земным и миром горним. Кажется, это самый первый и, что интересно, едва ли не главный в Реже архитектурный ансамбль, связавший кесарево (главную улицу, а потом и площадь) и Богово. Церковь была построена по инициативе приказчика Я. Козлова в 1830 году. Этот Козлов уже в XX веке стал литературным героем в  повестях о жизни первого уральского революционера А. Лоцманова: в них приказчик представлен опытным в производстве, жестким с людьми и совершенно не воспринимающим всякое образование мужиком. Первая в Реже, Иоанно-Предтеченская церковь – деревянная, довольно тесная, внутри просто оштукатуренная, без росписи, уже в 1830-е годы служители жаловались, что крыша храма протекает, а штукатурка отваливается. Первого режевского священника звали Антиох Пономарев, он прослужил в режевском храме более 20 лет и зарекомендовал себя человеком скромным, усердным и богобоязненным. Находясь на полном содержании Яковлевых (жалование, жилье и покосы), священник должен был не только просвещать местных жителей «светом Евангелия», но и вселять в мастеровых дух повиновения заводскому начальству.

Реж. Старый деревянный храм и строительство новой Иоанно-Предтеченской церкви
На нижнем фото деревянный храм (1830 — 1897 годы), на верхнем на рубеже XIX — XX веков идет строительство каменной церкви

С 1826 года власти в России и на Урале начинают мощную кампанию против старообрядцев: закрытие храмов, репрессии. Одновременно пытаются воздействовать на старообрядцев методом пряника, предлагая им сохранение их обрядов, но при условии подчинения православному духовенству. Согласившихся называли единоверцами, им разрешалось вести строительство собственных храмов. В 1839 году у плотины, на правом берегу пруда, на месте современного Монумента боевой и трудовой славы, по ходатайству И. Байбородина, С. Пескова и П. Круглова была построена деревянная единоверческая Успенская церковь. По фотографии начала XX века она имела ограду с красивыми воротами. Успенский храм был известен своими замечательными иконами, которые к 1840 году выполнил известный невьянский иконописец И. П. Чернобровин, о работах этого мастера упоминается во многих региональных учебниках. Сегодня иконы Чернобровина сохранились в Свято-Николаевском храме села Быньги. Невьянская иконописная школа одна из самых известных в истории Урала и Сибири, наиболее именитыми ее представителями были Богатыревы и Чернобровины, самый известный среди последних наш Иван Чернобровин.

Успенская церковь: вид с пруда и со стороны плотины
Успенская церковь в Реже: вид с пруда и со стороны плотины. Фото начала XX века

Духовный центр поселка

С тех давних времен место вокруг Успенского единоверческого храма приобретает значение важнейшего духовного центра сначала в поселке, а затем и в городе. Причем, в отличие от Богоявленского храма и площади, которые чуть позднее появились на «властном» левом берегу, правобережный духовный центр, как-то так получилось, навсегда стал народным. Успенский храм, несмотря на многолетнее противодействие властей старообрядчеству, построен исключительно на народные сбережения, позднее неподалеку возведут здание министерского училища (ныне школа № 1), кстати, также на народные деньги, училище станет самым революционным (оппозиционным опять же к власти) учебным заведением в поселке, а в 1973 году вновь в значительной мере на народные средства на месте Успенского храма поставят самый что ни на есть народный памятник – Монумент боевой и трудовой славы режевлян. С того далекого 1839 года у места этого сложилась какая-то особая духовная атмосфера, которая и в царские, и в советские времена служила важным объединительным началом для режевлян. Кстати, выпускники школ и молодожены нигде так не любят фотографироваться, как на этом месте: может не случайно сюда их тянет?

Выпускники 44 школы во время экскурсии по Режу с турфирмой "Малыш и Карлсон"
Выпускники 44 школы во время экскурсии по Режу с турфирмой «Малыш и Карлсон». У Монумента боевой и трудовой славы

Господский дом в Реже

В это же время перестраиваются заводские корпуса. А на улице Покровской (ныне Советской) у самой плотины возводятся два здания, ставшие сегодня главными памятниками эпохи расцвета Режевского завода, едва ли не единственными памятниками эпохи классицизма на территории Режа — Господский дом на берегу и флигель, чуть выше по улице.

Флигель Господского дома в советские годы становится больницей
Фото предположительно 1930-х годов. Флигель бывшего Господского Дома на углу нынешних улиц Советская и Пушкина (ныне тц «Руслан»), здание расширят и надстроят позднее, к 1961 году. С 1929 года долгие годы здание выполняло роль главного городского больничного учреждения. В памяти многих режевлян здесь находилось родильное отделение режевской больницы

Подобные особняки были обязательной, важной частью в облике любого горнозаводского центра. Они предназначались для проживания приказчиков, управителей и иного заводского начальства. Такие дома называли господскими или усадьбами управителя, управляющего. Всего в Свердловской области сохранилось около десятка таких комплексов: самые красивые в Алапаевске (ныне музей Чайковского), в Нижнем Тагиле (музей культуры, быта и ремесел) и в Реже. Но режевской Господский дом без всякого сомнения самый оригинальный во всей Свердловской области, а может быть и на всем Урале: монументальная угловая ротонда, увенчанная куполом! Неужели зодчие поставили в провинциальном поселке уникальное на Урале здание?

При внимательном рассмотрении уральской архитектуры того времени все же можно увидеть знаменитый прототип режевского особняка. В 1817 году на левом берегу Городского пруда в Екатеринбурге, у самой плотины (точь-в-точь как в Реже) в классическом стиле возвели необыкновенный по конфигурации особняк: один фасад шел параллельно пруду, другой – плотине, а между ними, в центре – великолепная ротонда с куполом. Особняк, позднее названный Севастьяновским, произвел сильное впечатление на современников, даже приезжие из далеких стран оставили о нем воспоминания. Уже в наше время дворец, сильно измененный внешне во второй половине XIX века, стал главным символом Екатеринбурга, уральской резиденцией президента страны.

Сегодня у режевской набережной, в центре города, В старинном здании Господского дома работает минералогический заказник и другие организации. В бывшем флигеле действует отделение сбербанка и торговый дом «Руслан», уже в 1950-е годы у этого здания был надстроен верхний этаж.

Господский дом в 1935
Господский дом Режевского завода в 1930-е годы

Изначально Господский дом и флигель составляли единый комплекс, предназначенный для проживания руководителей Режевского завода. Здания объединяла каменная ограда со сторожкой, отчасти сохранившиеся до наших дней. За оградой между двумя домами располагался огромный хозяйственный двор, за ним шел сад (сформировавшийся очевидно во второй половине XIX столетия), который называли Господским, ныне это парковая зона перед школой № 3. Кроме прогулочных аллей с беседками, в саду имелись оранжерея с цветами (очевидно, это первое в Реже место разведения цветов), среди которых гладиолусы, парники с овощами.

С домом заводоуправителя связаны многие легенды и предания. Одно из преданий гласит, что в подвале здания хранились заводские сокровища: действительно в наше время здесь был обнаружен подвал с очень «хитроумным» входом. Но наиболее интересные рассказы связаны с таинственными подземными переходами, связавшими дом заводоуправителя со многими зданиями старого города.

Режевские подземелья

В XIX веке в Реже, по рассказам, была создана целая система  подземных переходов, соединивших наиболее важные здания поселка. Протянувшись на сотни метров, эта система представляла собой сложное инженерное сооружение: переходы  точно соединяли несколько зданий, удаленных друг от друга на значительные расстояния, защищались крепежами, имели какие-то тупиковые коридоры и комнаты, множество дверей. Зачем создавались эти переходы, никто точно не знает. Поэтому молва предлагает самые разные объяснения происхождения режевских подземелий, в том числе загадочные и страшные. В. Я. Скорняков вспоминал, что, когда он был ребенком, приятель показал ему с друзьями ход в подземелья, но спускаться под землю сам отказался, объясняя это тем, что там много больших, жирных крыс. Подростки спустились  в указанном месте и обнаружили ход. Там они увидели дверь, за ней много старой обуви. Потом вторую. За ней высилась гора черепов. Кто-то сказал, что это черепа старообрядцев. Третью дверь из-за просевшей земли подросткам открыть не удалось. В конце XX века подземелья  напомнили о себе несколькими провалами, вызвали интерес специалистов. Но средств на проведение исследований у города не нашлось.

Первые в Реже монументальные здания появляются при Николае 1
Первый план поселка, Господский дом, все его старые церкви (Богоявленский храм достраивался при его наследнике) все появилось в Реже при императоре Николае I

Богоявленская церковь в Реже. Властный центр поселка

Деревянная Иоанно-Предтеченская церковь, небольшая, удаленная от центра и довольно убогая, не удовлетворяла потребностям местного населения. Почти сразу после ее возведения, последовали обращения к Алексею Яковлеву с просьбой построить каменный приходской храм в центре поселка. Известно подобное обращение от 1837 года. Но прижимистый предприниматель не одобрил подобных планов: «Когда придет время, то предпишу». Такое время наступило через 10 лет: по проекту архитектора Уральского горного правления К. Г. Турского, одного из известнейших уральских архитекторов, началось возведение грандиозного Богоявленского храма. Работы велись с 1847 по 1860 год, когда была освящена Богоявленская церковь, наряду с Господским домом ставшая главным памятником эпохи классицизма в Реже.

Богоявленская церковь и церковно-приходская школа
Богоявленская церковь и церковно-приходская школа Режевского завода (после 1872 года земское училище). Фото начала XX века

Турский в то время создал не только архитектурную доминанту поселка, на десятилетия он предопределил политический, официальный центр Режа. До революции на площади перед храмом режевляне будут собираться во время самых важных для них и для всей страны событий. В годы Гражданской войны большевики, по подобию Красной площади в Москве, попробуют создать на площади некрополь для революционных героев. Позднее здесь установят трибуну, и все митинги и демонстрации будут проходить на этой площади. Именно здесь поставят памятник Ленину, и именно перед бывшей Богоявленской площадью в середине XX века возведут здание горкома КПСС (ныне районная администрация). В 1917 году далеко не все было разрушено до основания – память места сохранилась, оказывая влияние на жизнь новых поколений.

Богоявленский храм был главной высотной доминантой на административном левом берегу Режевского пруда
Богоявленский храм был главной высотной доминантой на административном левом берегу Режевского пруда, в центре ротонда и купол Господского дома, за ним виднеется часть строения и башня волостного правления (ныне здание правления Райпо за зданием ЦКиИ), чуть правее — здание заводоуправления с башней. Фото начала XX века

По воспоминаниям современников, интерьер Богоявленской церкви был богат: резной деревянный иконостас заказали у известных московских мастеров Голышевых. Гладь иконостаса, выполненная из соснового дерева, была окрашена в оранжевый цвет, а резьба из липового дерева – вызолочена. Стены церкви – покрыты яркой голубой краской.

Поблизости возвели дом для батюшки (ныне редакция газеты «Режевская весть»), который стал также важным местом духовного общения. Улица Красноармейская, где находился дом священнослужителя, до революции носила название Поповской.

В 1930 году Богоявленский храм закрыли, некоторое время в здании действовал кинотеатр, организовывались танцы, а осенью 1949 года здание передали агрошколе, началась его перестройка в учебное заведение. Сегодня стены строительного техникума хранят в себе кладку старинной церкви. Пилястры (вертикальные выступы на стене в виде колонн), украшавшие Богоявленскую церковь, до сих пор видны на фасаде здания техникума со стороны улицы Красноармейской.

Комплекс Богоявленский храм и земское училище в Реже до революции и в наши дни
Богоявленский храм и церковно-приходская школа (земское училище) сто лет назад и сегодня. Ныне в здании училища действует исторический музей

Экскурсии по Режу и другим центрам Среднего Урала смотрите на сайте турфирмы «Малыш и Карлсон» http://www.mkt1996.ru                          Тел. 89024453823